Форум HeroesWorld-а - Показать сообщение отдельно - Реймийская Империя
Показать сообщение отдельно
Старый 27.10.2017, 01:40   #219
Ment
 
Аватар для Ment
Регистрация: 30.10.2009
Адрес: Национальный заповедник
Сообщения: 21266
Ment - уровень боевого духа Ment - уровень боевого духа Ment - уровень боевого духа
По умолчанию Re: Реймийская Империя

Цукико Симидзу




Это маленький шаг для человека, но большой... Хм. Пожалуй, всё же нет.

Но времени не важен размер шага, и оно по привычке замедлилось -- как и всегда, когда оно сталкивается с глубоким вздохом и частым сердцебиением. Летучая мышь встрепенулась, взмахнула крыльями -- и зависла в воздухе, листок, упавший с дерева чуть-чуть не успел коснуться земли, а игральная кость в придорожной таверне встала на ребро. Это было немного страшно, но сейчас главное -- не расслабляться, не бояться. Страх обыкновенен для людей, но он бывает губителен.

Вспоминается школа. Цукико в чём-то повезло, она училась в школе тогда, когда имперский порядок в Нихоне стал чем-то само собой разумеющимся. Обучение девочек стало обычным делом и учились они часто в одних и тех же классах, что и мальчишки. Но в чём-то был и минус -- таких задир, как парни, ещё поискать. За её белые волосы Симидзу сразу же не понравилась вожаку местной "банды", он то дразнился, то книжку норовил отобрать. А потом играй с малолетними разбойниками в собачку, как дура! К счастью или сожалению, Цукико была не робкого десятка, с детства видев на стене материнскую нагинату, она не задумывалась, что девочкам не пристало драться; так что бандит в конце концов нарвался и был побит, под дружный смех его подельников.

Худо стало позже -- когда задира пригласил в помощь своего брата постарше. Увидев, что враг разговаривает с огромным (по меркам малявок) бугаём и показывает пальцем в её сторону, Цукико издала визг, который ещё долго не могла себе простить. А её ноги развили немалую скорость, которую девочка от себя точно не ожидала.

На следующий день, идя в школу, Цукико увидела, что братья стоят возле входа и чего-то ждут. Она не стала проверять, просто так они там стоят, или её сейчас будут бить: просто ушла восвояси. Однако, в действительности бить её стали позже -- когда через неделю родители узнали, что всё это время Симидзу ни разу не появлялась в школе... Было не очень-то больно, но зато стыдно до жути.

Цукико сумела убедить себя, что опасности в школе больше никакой нет, не больше той, что представляли из себя огорчённые и осведомлённые родители. Она снова пошла в школу. Разумеется, очень скоро девочке встретился тот почти-взрослый бугай, видимо, аж на четыре года старше.

-- Кажется, я... Я по... Я прошу прощения, очень прошу! -- промямлила она при встрече.

-- А? -- собеседник смотрел в другую сторону и не ожидал, что ему что-то скажут. -- А, ты та самая девочка! Молодец, хоть кто-то задал брату заслуженную трёпку! Я Таро Такаяма, а ты?

-- Я? -- не сразу сообразила испуганная девчушка. -- Меня зовут Цукико Симидзу...

-- Ага, -- и бугаёк тут же убежал, заниматься своими неотложными мальчишескими делами. Кажется, они мастерили луки и мечи, для чего отрывали доски с забора и ветки с ближайших к школе деревьев.

Цукико смотрела на занятие мальчиков и думала, какие же они всё-таки смелые.


***


Немного повзрослев, Таро стал послушников храма Мунешиге -- воинские традиции в его семье были не слабее таковых в семье Симидзу. Надо сказать, они и до этого момента периодически общались, пусть и не много. Но теперь Цукико было не оторвать от парня, когда-то казавшийся опасным долговязый парень окончательно превратился в её глазах в местного героя.

Матерь Цукико часто рассказывала дочке, о том что женщины их рода традиционно становятся адептами Мунешиге (такая вот необычная традиция), чтобы суметь защитить себя, свой дом, даже если мужчина находится далеко, на какой-нибудь войне. Это и придало данному храму некий ореол истории и загадочности, вкупе с упоминаниями про защиту слабых. Влияние отца, правда, было противоположным: будучи когда-то сильным воином и много неприятностей повидав, навсегда лишившись ноги, он в конце концов стал кузнецом. Его широченные, едва пролезающие в двери, плечи были обыкновенно печально опущены, и он не переставал твердить об ужасах войны, и что его соотечественники со своим бзиком на сражения, все непроходимые глупцы. Он принципиально отказывался ковать мечи и вообще оружие (исключение делал для людей из храма Мунешиге), хотя постоянно создавал предметы быта, похожие в его исполнении больше на произведения искусства, и не брезговал также шлемами, доспехами.

В общем, неудивительно, что Цукико даже не задумывалась о воинском пути. Но теперь её друг превращался в правильного, аскетичного и сильного храмовника -- и ей самой захотелось попробовать, каково это держать в руках оружие. Девчушка уломала Таро, чтобы тот в тайне учил её приёмам, которые тот усваивал от своего учителя-сохэя, они собирались для этого вечером, после дневных дел и занятий. Конечно, когда об этом стало известно, это не понравилось ни учителю, для которого его искусство было священным, его нельзя было вот так просто передавать чужакам, ни отцу Цукико, с каждым годом всё более непоколебимому пацифисту. И всё же начало было положено.


***


Это всё была прелюдия, а основной акт начался несколько месяцев спустя. В тот солнечный и снежный зимний день Таро учил Цукико важному небоевому навыку -- приготовлению идеального чая. А потом они услышали шум, доносящийся с городской улицы. Парочка выскочила из дома наружу и увидела, как какие-то вооружённые люди в чёрно-красной одежде направляются в ту сторону, где находился представитель местной власти.

-- Я за ними, а ты беги в храм.

-- Ну уж нет, я тоже могу помочь!

-- Вот и помоги, скажи моему учителю, Рио Накамура, о происходящем. И поскорей, -- с этими словами Таро поправил ножны со своей катаной и пошёл вслед этим странным людям. Симидзу долго топталась на месте, не зная, забежать ли ей в дом за второй катаной и помочь своему другу, или всё-таки направиться в храм. В итоге она выбрала второй вариант -- и до сих пор ненавидит себя за это.


***


Преодолев неблизкий путь к городу, храмовники обнаружили лишь гарнизон из агрессивно настроенных людей, охраняющий ратушу. Попытка решить вопрос силой было бы бессмысленна, служителей храма Мунешиге было слишком мало. Тем не менее, обнаружив в городе погромы, они вмешались и по крайней мере обеспечили порядок на улице. Это также было рискованно, но распоясавшиеся враждебные патрули не представляли для опытных воинов проблемы.

Ситуация нарисовалась следующая: городок решил присоединить к своим владениям некий "царёк" по имени Фуруй Фукуро, губернатор соседней области. В своём подчинении он имел крупный клан, под названием клан Феникса, и заодно пользовался неофициальной поддержкой местных реймиских воинских частей, и пользовался явно не за "спасибо". Заплатил деньгами? Возможно. Пообещал разобраться с набирающими силу в горных районах сепаратистами? Очень вероятно. Как бы то ни было, расклад сил резко поменялся не в пользу простых людей. Прежде чем служители Мунешиге навели некий порядок, пришельцы натворили много бед. А затем между ними и храмовниками наступило шаткое перемирие, в любой момент грозившее обернуться войной.

Таро Такаяма погиб, пытаясь в тот день защитить ратушу, и как же Цукико сокрушалась, что не смогла тогда умереть с ним, сражаясь бок о бок. Мать девушки постигла та же судьба -- ей не повезло вступиться на улице за женщину, на чью честь покушались мародёры. Отец Цукико мгновенно пересмотрел свои пацифичные взгляды, для него было в данном случае очевидно кто прав, а кто виноват; потому он неплохо воспринял весть, что его дочь тоже хочет учиться в храме Мунешиге. Как бы это ни было опасно в такое время конфликтовать с захватчиками, но теперь война, явная или холодная, для обоих стала делом чести. Симидзу усердно училась и готовилась к самому худшему, и не прогадала. Империя начала вести пропаганду против храма, якобы местные сохэи поддерживают сепаратистов; любая просьба о помощи в имперские инстанции или в другие храмы либо не имела ответа, либо оканчивалась пропажей посланника без вести. К счастью, снежная зима не дала возможности налётчикам думать о взятии храма Мунешиге штурмом, да и боялись они реакции местных жителей. Потом стало не до того... Надолго ли?


***


Ярко светила жёлтая луна, напоминая тот огонь, в котором недавно горел храм. Конечно... Длительным тот мир не мог быть. Официально -- несчастный случай, кто-то неудачно зажёг благовония или вроде того. Как в действительности произошло, никто из служителей не сомневался. Они разошлись -- кто куда, клан Феникса явно не собирался оставлять их в покое даже теперь.

Прыгая из таверны, из окна второго этажа, Симидзу надеялась, что её преследователь не заметит, как она покинула свою комнату таким вот образом. А потом она доберётся до Кальвада и в большом городе станет проще обеспечить свою безопасность, или затеряться в нём.

Время пошло. Зависшая летучая мышь разморозилась, полетела -- и тут же была схвачена филином. Листок упал в лужу. Игральная кость провернулась и упала со стола. Цукико присогнула ноги и покатилась кубарем с крутого склона, так неудачно оказавшегося прямо под окном. И всё же встала, отряхнулась -- ничего не сломано, проблем нет. Либо ей повезло, либо смелость прыжка в тёмную бездну всё же оправдала себя -- в отличие от тех трусливых поступков, что не раз нихонка совершала до сих пор. Теперь можно спокойно идти через лес, сэкономив по расстоянию и избавившись от шпиона. Она уверена, что увидела его, там, в таверне...

Стоп. Служительница Мунешиге остановилась. Как будто какой-то звук. Не промелькнула ли рядом тень? Сердце снова забилось чаще, время в очередной раз изменило свой ход, рука легла на рукоять верной катаны. И... Кажется, ничего. И всё же, подумав, девушка перешла на бег.

В таверне игрок нагнулся к полу, ища свои кости, а подвыпивший товарищ тут же поставил ему на голову кружку пива.

-- Во, подходящий размерчик!

-- Совсем @&^*87?

В громогласном хохоте, разнёсшимся по залу, никто не заметил, как тихонько скрипнула дверь -- и затворилась.

Происхождение

Нихон
+1% к урону в ближнем бою за каждую единицу ловкости. +20% к проверкам воли, духовной силе, меткости. +10% к шансу критического удара. +1 очко навыка.


Навыки



Сохэй (Мунешиге)

-- Ямабуси



Путь воина

-- Баттодзюцу
-- Мэйдзин


Характеристики

Сила: 30
Интеллект: 5
Воля: 20
Ловкость: 30
Восприятие: 20
Мудрость: 20
Харизма: 5

Инвентарь

Нагината служительницы Мунешиге. Не такое хорошее оружие, как катана, но дорого как память -- это то самое оружие матери Цукико, что висело на стене их дома. С ним же в руках и умерла эта замечательная женщина.
Катана служительницы Мунешиге. Цукико взяла её при пожаре, так как считала, что это оружие особенно дорого её учителю, Рио Накамуре. Рио же сказал ей оставить катану себе, в память о сгоревшем храме.
Лёгкий доспех. Сделал для Цукико её отец-кузнец, особый заказ.
Книги по воинскому искусству. Пока ещё девушке много чему надо учиться, чтобы стать хорошим сохэем и до конца пройти по пути воина. Эти книги содержат детальные указания, что для этого необходимо делать.
Утяжелители для рук. При ударе катаной очень важна резкость удара, утяжелители помогают её отрабатывать (ну это больше для лора, наверное).
Узелок с припасами. Всё самое необходимое в дороге, в формате, чтобы повесить на нагинату и закинуть на плечо.
Деньги
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название:  Цукико.jpg
Просмотров: 447
Размер:	389.0 Кбайт
ID:	51857  
__________________
Утопии плохо знали или забыли и слишком воздыхали о невозможности их осуществления. Но утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос, как избежать окончательного их осуществления.




Ment вне форума   Ответить с цитированием