Форум HeroesWorld-а - Показать сообщение отдельно - Insouciance
Тема: Insouciance
Показать сообщение отдельно
Старый 29.12.2015, 22:54   #1288
lily white
 
Аватар для lily white
Регистрация: 28.10.2007
Сообщения: 20841
lily white - уровень боевого духа lily white - уровень боевого духа lily white - уровень боевого духа
Отправить сообщение для  lily white с помощью ICQ
Выставка наград
По умолчанию Re: Insouciance

`
Цитата:


Цитата:
- Ты потерял хватку, Ебон. Твои неумеренные желания привели нас к этому положению, - цедя слова сквозь зубы, я старался звучать холодно и жестко, но меня выдавала подрагивающая рука. - Если бы ты только послушал своих людей, никто бы не погиб.
Рука все не подчинялась, и зажатый в ней нож царапал шею атамана, из порезов на которой уже сочились струйки крови. Я смотрел главарю в глаза, пытаясь найти в них хоть отголосок понимания, раскаяния, или хоть каких-то человеческих чувств, но не мог.
Ебон оскалился и плюнул, целя мне в лицо, но сгусток крови, не долетев, шлепнулся ему на лоб.
- Так-то ты благодаришь меня за все, что я для тебя сделал? Я подобрал тебя с большой дороги, дал семью и прибыльное дело, а ты решил занять мое место. Надо было придушить тебя прямо в канаве, паскуда, - Ебон забился в своих путах, но был связан очень крепко.
- Рррр! - зарычал он, подавшись шеей прямо на лезвие. - Тебе не хватит духу, иудушка! Ты всегда был слишком слаб и глуп, будь благодарен хотя бы за то, что побыл моим пушечным мясом. Освободи меня и я тебя так отделаю, что ты неделю будешь подыхать на обочине, куда я тебя обратно и вышвырну после того, как с тобой разделаюсь! - он захохотал, завыл и заизвивался как змея.
Я видел искры в его глазах, говорящие о том, что атаман вновь утратил связь с реальностью.
- Ты сам вынудил меня это сделать, Ебон! Если бы ты!.. Если бы... - я понял, что повторяюсь, поэтому замолчал и решил поскорее покончить с этим.
Я глубоко вздохнул и укрепил свою длань, одного сильного удара в гортань должно хватить. Главарь все смеялся и ругался. Он и правда спас мне жизнь в свое время и принял в бригаду, но тяжелые годы взяли свое - постепенно разум его покинул. Ему так будет даже лучше, думал я.
Ну ладно, пора. Я собрался с духом, замахнулся ножом, и... увидел, как из моей груди, прорвав стеганку, вышел острый кончик меча, а через мгновение ощутил пронзительную боль.
- Ты мне никогда не нравился, - протянул возле моего уха знакомый голос.

***

Из сна меня вырвал голос извозчика.
- Приехали! - крикнул он через плечо. - Ух народу-то сколько!
Народу и правда столпилось немало, престарелый привратник еле справлялся с галдящей очередью озябших гостей, стремящихся поскорее попасть внутрь.
Я прикоснулся к груди, тяжело дыша и пытаясь привести мысли в порядок. Всего лишь сон.
- Приехали говорю! Господин! Поместье фон Дрэгонов! Эй, вы в порядке? Чегой-то вы бледно выглядите, - кучер немного отстранился, видать решил, что я чумной, больной или еще какой.
- Н-нет, с-спасибо, просто задремал. Да, поместье. Приехали. Благодарю, - я протянул кучеру несколько монет, но он не стал их у меня брать.
- Эээ, положьте на козлы, господин, у меня, ну, руки грязные. Всего хорошего, господин, приятно вам, значится, провести вечер!
Отойдя от кареты и кинув взгляд через плечо, я увидел, как извозчик бранится и крутится вокруг трех оставленных мною медяков, пытаясь подцепить их тряпицей.
выбросив глупого мужика из головы, я уверенным шагом проследовал в сторону поместья. Аккуратно обойдя очередь, я сунул привратнику под нос приглашение и показал свои реквизиты. "Герцог Бруз" - гласил гербовой документ, который я сам изготовил в своей берлоге пару дней назад.
- Имя? - дребезжащим голосом осведомился старик.
Я немного растерялся, но потом понял, что скорее всего он не умеет читать.
- Бруз. Фон Килуч, - я добавил стальных и надменных ноток в голос.
- Ах да, конечно же, почетный гость, проходите, проходите, - залебезил старик, поклонившись и открыв мне дверь, к вящему неудовольствию толпы. - Прошу в банкетный зал, сэр. Это, пожалуйста, туда. Хозяин сейчас занят, но скоро присоединится к празднеству. Извольте отведать улиток в уксусе - сегодня наш повар...
- Благодарю, - сухо оборвал я его словесный поток.
Скорчив скучающую физиономию, я неспешно направился в сторону банкетного зала, периферийным зрением осматривая обстановку. Не считая номинальной охраны на входе, в коридорах поместья не было стражи, лишь слуги с кастрюлями и щетками сновали туда-сюда, вперивая взгляд в пол всякий раз, проходя мимо меня. Пожалуй слухи не лгут, и суровый фон Дрэгон Старший вымуштровал своих рабов очень хорошо. Что ж, мне это на руку - едва ли кто-то из этих плебеев осмелится мне в чем-то помешать.
Проходя мимо зеркала, я посмотрелся в него. Богатый, расшитый фальшивым золотом дублет, начищенные до блеска сапоги, выражение ледяного спокойствия на смугловатом лице - вылитый герцог Бруз, я бы и сам с ним не стал связываться.
Повезло мне, что третьего дня добрый герцог отбыл восстанавливать порядок на своих владениях. Ну, не то чтобы "повезло" - пришлось заплатить немалую сумму не очень надежным людям, но все сложилось на удивление ровно. Пока герцог доберется до своей провинции, пройдет неделя, мне же потребуется один вечер. Главное сейчас - не мелькать перед глазами у тех, кто знаком с Брузом.
В процессе разведки я прошел мимо лестницы вниз, в темницу, - ее охраняли двое часовых. Значит, это и есть моя цель - знаменитая сокровищница Ситритва фон Дрэгона, охраняемая днем и ночью. Скользнув безразличным взглядом по бдительным охранникам, я углядел внизу лестницы мощную дверь с тяжелым навесным замком. В сапоге у меня покоился верный набор отмычек, прослуживший не один год, но с таким замком пришлось бы слишком долго возиться.
Завернув за угол, я пошел в сторону, противоположную залу для гостей. О разведке загодя речи, конечно же, не шло, но это не первое мое крупное дело и я заготовил несколько планов, которые продумывал прямо на ходу. Охрану убрать будет несложно, для этого придется произвести небольшую диверсию. Драка с гостями? Дуэль? Не вариант. Пожар? Возможно. Так или иначе, главная проблема - это, разумеется, замок. Быстро вскрыть я его не смогу, а вынести эту дверь нереально. Пожалуй, здесь мне придется раздобыть ключ. Некоторые мелкие параноидальные лордики любят держать ключи от своих нищенских сбережений на какой-нибудь веревочке на шее, но Ситритв не таков. Никто не дерзнет ограбить первого после короля по деньгам и могуществу человека, который, как шепчутся в народе, собственными руками вырывает глаза и языки всех дошедших до него разбойников, накалывает их головы на колья и втыкает вдоль дороги в назидание потенциальным преступникам. Прокручивая все эти мысли в голове, я направился на второй этаж. Возможно я смогу отыскать ключ или какие-то зацепки в его собственных покоях?
Второй этаж пустовал, не видно было ни слуг, ни стражи, ни иных обитателей поместья, лишь смех и галдеж доносились откуда-то снизу. Я быстро отыскал кабинет фон Дрэгона. Прислушавшись к возможным звукам в помещении и ничего не услышав, а так же не углядев света, который бы пробивался из-за двери, я понял, что сейчас самое время действовать. Откидная пластина приоткрыла пару отмычек, запрятанных в прорезь в толстой подошве моего сапога. Не прошло и полуминуты, как я уже был внутри. Перед тем как зайти в кабинет, я прикрыл глаза, и открыл их секунд через десять, чтобы они привыкли к темноте. Сумеречный свет все еще проникал в комнату из-за неплотно прикрытых штор, и мне этого было достаточно. Быстро, но аккуратно я начал рыскать по столу и всем ящикам рабочего кабинета фон Дрэгона, но вовремя остановил себя. Мне ведь нужно только найти ключ, значит и искать его нужно там, где он мог бы быть. Да, точно, хорошо что вовремя сообразил, а то оставил бы кучу улик.
Я пошарил взглядом по помещению и остановился на особенно крупном и запертом на несколько замков контейнере. Что ж, за дело! Провозившись несколько минут, я начал терять терпение. Я мог прочувствовать замок, но он никак не поддавался. Мне сильно захотелось вдарить по нему чем-нибудь или рвануть отмычку изо всех сил, чтобы сломить упрямца, но я сделал глубокий вдох и попытался успокоиться. Нельзя нервничать, еще сломаю отмычку и останется она в замке. Надо вспомнить, чему меня учили. Прикрыв глаза, я неспеша поковырялся еще чуть-чуть. Как же радостно забилось мое сердце, когда гадкий замок наконец щелкнул и уступил! Воодушевленный, я уже собирался перейти ко второму, как мой слух резанул женский голос:
- Папа?..
Рука потянулась к кинжалу на поясе, а сам я медленно повернулся и узрел в дверях молодую девчушку в светло-зеленом богато украшенном платье. По ее округлившимся и напуганным глазам я понял, что она вот-вот закричит.
- Прошу прощения, - я незаметно спрятал инструменты в складках одежды и изобразил самую приветливую улыбку, на которую был способен. - Я искал уборную, а потом... Потом искал лорда фон Дрэгона, у меня к нему дело. Я нашел его кабинет, а он оказался открыт. Быть может слуги проводили уборку? Ну и... я решил подождать его здесь. Я уже думал спуститься обратно в банкетный зал. Мое имя Бруз фон Килуч, а вы, стало быть, леди?..
- Шока фон Дрэгон, это моя сестра выходит замуж, - девушка слегка расслабилась, но потом вновь напряглась. - Но что вы делаете в темноте? И у слуг нет ключей к кабинету отца...
К счастью, за время разговора я успел подняться на ноги и сделать пару шагов к девушке. Не дожидаясь ее умозаключений, я прыгнул прямо к ней в попытке схватить и зажать рот, но запнулся в темноте о чертов ковер и повалил ее на пол, в процессе с громким треском надорвав платье. И словно всего этого грохота было мало - она успела пронзительно взвизгнуть, и мраморный коридор распространил этот крик на весь этаж. Немного поборовшись и наконец заткнув ее верещалку, я с ужасом услышал тяжелый топот нескольких пар ног - такой звук могут издавать только солдатские сапоги.
Я вскочил на ноги, одним рывком поднял девчонку, и тут в помещение ворвались трое стражников.
- Ни с места! - крикнул я, выхватив-таки кинжал и приставив его к горлу Шоки фон Дрэгон.
Стража замешкалась. Я не знал, что делать, в мой план это не входило. Шансов добраться до выхода у меня очень мало, даже с заложницей на руках. Всем телом я ощущал ее дрожь, и теплые слезы лились по моим, зажавшим ей рот, пальцам.
Самый крупный и угрожающий стражник сделал шаг вперед и поднял на меня свой меч.
- Пацаны, он думает, что сможет выторговать себе жизнь! Ха! Запомни, подонок, наш лорд хорошо платит за то, чтобы мы ловили таких как ты. Тебя ждут незабываемые ощущения в нашем подземелье - дыба, иглы под ногти и каленое железо. А после - твоя крохотная головка украсит тракт. Что до госпожи Шоки, - он презрительно осмотрел девушку с головы до пят. - У нас тут есть лекарь. Справится - хорошо, не справится - тебе же хуже. Хотя знаешь, мы ведь могли и не успеть подойти. И никто нас за это не осудит.
Верзила вновь хрипло всхохотнул, а его приятели насупились и подняли свое оружие. Я не стал дожидаться, пока он насладится своей тирадой, и сделал единственное, что пришло мне на ум: крепко ухватив дочь фон Дрэгона, метнулся в окно. Слава богу, что не запутался в занавесках. В дожде из стекла мы с ней выпали со второго этажа прямо в сугроб - повезло. Я заметил множество перепуганных лиц, припавших к окнам, и возблагодарил архитектора за то, что кабинет лорда выходил на противоположную от входа сторону.
- Держи вора! - завопил громила, высунувшись из разбитого окна. Вскочив на подоконник и ухватившись за раму, он выругался, порезавшись о торчащие из нее осколки, и вместо того, чтобы беспощадно последовать за мной, вывалился из окна как мешок и упал с очень громким и неприятным хрустом, после чего более не двигался. Его друзья, бранясь и плюясь, не решились повторять подвиг и скрылись в глубине помещения - отправились, значит, в погоню через дверь. Шока фон Дрэгон перестала кричать и впала в странное кататоническое состояние. К счастью, она все еще была способна держаться на ногах и я смог с переменным успехом потащить ее за собой по колено в снегу. Несмотря на то, что мне там наплел стражник, я был уверен, что дочь лорда - мой главный козырь. В любом случае не было смысла оставлять ее там, - ее бы подобрали и продолжили погоню. Сейчас моей единственной возможностью был разработанный заранее план побега.

***

Бешено, не жалея сил, я пробирался через заснеженное поле к кромке леса. Я не оглядывался, но знал, что моя фора скоро закончится. Возможно именно в этот момент стража спускает собак, чтобы отправить по моему следу. К счастью, на улице быстро стемнело, а сильный ветер со снегом серьезно ухудшил видимость, так что если повезет, то у меня есть шанс добраться до безопасного места.
Через некоторое время девушка споткнулась и растянулась на снегу. Я понял, что если скоро не достигну убежища, то она замерзнет в своем невесомом рваном платье прямо у меня на руках. Взвалив ее на плечи, я продолжил свой путь и в итоге наконец-то добрался до опушки. Сказать по правде, я и сам в этот момент уже совсем окоченел, но ничего не поделаешь. Мысленно похлопав по спине самого себя за то, что тщательно обошел эту местность и изучил все ориентиры загодя, я довольно скоро добрался до перевалочного пункта. Отойдя от кривого дерева на условленное расстояние, я поразгребал негнущимися руками снег, пока не наткнулся на доску. За ней скрывался вход в небольшую пещеру в мерзлой земле, - копал ее лично целый месяц в процессе подготовки к операции. За время этой работы я не раз успел проклясть себя за то, что не выбрал более легкий план, но отступать от задуманного было поздно. В этом укрытии я оборудовал место для ночлега, перевез туда сухую и чистую одежду, а так же некоторый запас провизии. Здесь я должен был залечь на день-другой и спрятать деньги и драгоценности, которые вынес бы из поместья фон Дрэгона, чтобы забрать их позднее. Теперь буду прятать его дочь. Бедняжка уже давно потеряла сознание, поэтому первое, что я сделал, - развел костер. Пришлось повозиться несколько минут с огнивом, но я все-таки получил небольшой огонек, который подкормил хворостом. Пошипев от боли, пока в окоченевшие пальцы возвращалось кровообращение, я положил девчонку поближе к костру и прикрыл одеялом, после чего сбросил с себя промокшую под снегом одежду. Наконец закончив со всеми первостепенными делами, я позволил и себе прилечь подле пламени.
Я смотрел на огонь и молился всем богам, чтобы девица выжила. Дело провалено, но может я хоть выкуп смогу за нее получить. С утра надо будет сразу же двинуть дальше, метель не будет идти вечно, а когда закончится - жди беды. В лесу хотя бы потеплее, и снег не залепляет глаза, можно уйти довольно далеко. Из этого леса я выберусь в небольшой городок, оттуда возьму паром через незамерзающую реку, дальше по ситуации. Я вздохнул и прикрыл глаза на минуту, а когда открыл, увидел свою заложницу, приставившую мне мой же кинжал к горлу. Это ли не ирония? И почему в этой жизни все решается куском стали возле жизненно важных органов?
- Я... - начал было я, а потом закашлялся. Оказывается, у меня пересохло во рту.
Шока не моргая смотрела мне в глаза, ее лицо выражало довольно миленький оттенок гнева.
- Только я знаю, где мы находимся. Как сюда добраться и как отсюда свалить. Если ты меня прикончишь, отсюда никогда не выберешься.
- Да что ты говоришь? - зло ответила девушка. - А я вот знаю где мы - в южном лесу, все еще во владениях моего отца. Я здесь сто раз играла маленькой и собирала грибы и ягоды и знаю его как свои пять пальцев. Как и мой отец, который здесь постоянно охотился.
Тут-то я и растерялся. Я полгода разрабатывал детальнейший план по ограблению одного из самых могущественных людей в стране, а выясняется, что даже какая-то соплячка в состоянии без труда вычислить мое лежбище.
- На что ты вообще надеялся? Ты думаешь ты первый, кто решил обобрать моего отца? Спроси об этом любую голову на тракте.
Я не знал, что ответить, чтобы вернуть себе контроль над ситуацией, но тут ее лицо смягчилось и она отбросила кинжал.
- Я бы могла легко тебя убить прямо здесь и сейчас, но твое счастье, что я такая добренькая, - я раздумывал, что с ней сделать - слегка удушить и связать, а может стукнуть по голове? - Я догадываюсь, почему ты оставил меня в живых, не надо тут. Ты хочешь шантажировать моего отца и потребовать за меня деньги. Так вот - не выйдет.
Я вопросительно поднял бровь.
- Я младшая из дочерей. У меня нет ни приданого, ни перспектив. После нового года отец собирался выдать меня замуж за мерзкого старого барона - обычная история для таких как я. В общем, я не нужна своему отцу.
Она тяжело вздохнула и села у стеночки, а я внезапно обратил внимание на то, что она нашла схрон с одеждой и переоделась в нее, пока я спал.
- Тебе, конечно же, нет дела до моих проблем, да ты и проблемами их не сочтешь, ты ведь разбойник. Но тебе не понять всей безысходности моей жизни.
Я молчал. Быть может она думала, что я сильный и молчаливый тип бандита, но я просто не знал что ответить на этот внезапный монолог.
- Они бы и правда дали тебе меня зарезать. Те стражники. То был сержант Уртумолс с парой своих парней, ближайший подчиненный моего отца. Уж не помню, где он его откопал, но этот человек сгубил немало душ под нашим поместьем. Он иногда... поглядывал на меня. Хорошо, что он убился.
На этот раз молчание длилось так долго, что я нарушил его первым.
- Там в ящике есть немного снеди. Н-не то что бы мне было не все равно, оголодаешь ты или нет, просто нет смысла оставлять ее здесь - пропадет.
Тут же я ощутил, насколько и сам проголодался, на банкете-то так ничего и не перехватил, а потому следующие полчаса мы провели за завтраком. Некоторое время девчонка молчала, но потом вновь разговорилась. Рассказала мне как она мечтала стать врачом, поэтессой и ученой, но папаша отвергал любую ее мечту, заставляя вышивать, практиковать книксены и готовиться к выдаче замуж. Я не ощущал сочувствия к ее жалостливым рассказам, меня вообще растрогать сложно - я варил и жрал снегирей. Но все же я не мог не ощутить некоторого понимания к ее истории, ведь у меня в жизни тоже не было изобилия вариантов. Пусть жил я не на пуховой перине, как эта фифа, но такую вещь мог понять.
- Давно хотела сказать - у тебя кровь запеклась, - Шока порылась в вещах, достала платок и мех с водой. - Наверное стекло... Дай-ка мне...
В череде адреналиновых событий я и не заметил, что поранился. Пока она оттирала мою рожу, я неотступно следил за ее руками - пусть только попробует выкинуть какой-то трюк. Но она ничего не выкинула. Закончив со мной, она уселась обратно и улыбнулась.
- Ну вот, так-то лучше!
Пожав плечами, я отвернулся.
- Что же ты теперь планируешь делать? - внезапно задала она вопрос, терзавший меня все утро, на который я пока так и не нашел ответа.
- Не твое дело, - огрызнулся, наверное слишком поспешно. Зря, конечно, - не стоит выказывать сомнение перед лицом заложника. - Закончу здесь все дела и пойду дальше. Пока твой драгоценный папочка не нашел меня и не спустил с меня шкуру заживо.
- Возьми меня с собой, - выдала она.
- На что ты мне? Если с тебя нельзя получить выкуп, то вали на все четыре стороны.
- А разве ты меня не убьешь?
- Да черт с тобой. Мне нужны были только сокровища фон Дрэгона. Не удалось, что поделать, найду другую работу. А для этого нужно хотя бы выбраться отсюда живым.
Она взволнованно взяла меня за руку, я вздрогнул.
- Я могу тебе помочь! Я все здесь знаю, все пути и тропы, я могу тебя вывести из этого леса за один день! Ну пожалуйста, просто возьми меня с собой! Что тебе это стоит? Я не хочу возвращаться! Я могу потом и уйти, но возьми! Ну хочешь на колени встану? - видя отсутствие реакции от меня, Шока решила пустить в ход слезы.
Слезы, на меня? Наивная. Я вырвал руку из ее цепкой хватки и отсел чуть подальше.
- Так, давай без вот этого вот. Это тебе не поможет. Если я что решил - так тому и быть, и ты меня не переубедишь.
Ну что, я знал на что шел. Следующие несколько минут я равнодушно смотрел на то, как она надрывно ревет, но она все не выдыхалась и не выдыхалась, и мне надоело.
- Ладно, хватит. Возможно ты и правда можешь быть мне полезна для того, чтобы побыстрее покинуть этот лес, только заткнись.
Она мгновенно перестала и ее лицо озарила счастливая улыбка. Сказать по правде, так она выглядела гораздо лучше, чем с искривленным от плача лицом.
- Спасибо! Спасибо! Я не подведу, вот увидишь! - она, наверное, хотела кинуться мне на шею, но я слишком долго прожил по ту сторону закона, чтобы позволять себе вот так вот подставляться случайным людям, так что через мгновение она растянулась на полу.
- Эээ, прошу прощения, - я немного сконфузился. - Это рефлекс. Ладно, я переоденусь, потом мы соберемся, сожжем старую одежду и отправимся. Но учти - я иду в своем темпе. Отстанешь, подвернешь ногу, замерзнешь - не мои проблемы.
- Да-да, поняла. И это... Спасибо, что спас мне жизнь. Надеюсь мне удастся отплатить тебе тем же! Ой, то есть, извини, я конечно не желаю тебе, чтобы ты попадал в такую ситуацию, где бы мне пришлось... Ну ты понял в общем.
Я мало что понял, и совсем не увидел логики в благодарении своего похитителя, но не стал спорить. Вытащив из тайничка заготовленную зимнюю одежду, я кинул и ей курточку и пару сапог. Они были моего размера и фасона, но ничего больше не оставалось. Когда я переодевался, она вздрогнула и с ужасом посмотрела мне на грудь.
- Что за жуткий шрам? Словно тебя ударили прямо в сердце.
Я не собирался рассказывать ей историю своей жизни, поэтому решил прервать этот разговор в зародыше.
- Жизнь на большой дороге. Тот, кто был твоим товарищем, в любой момент может ударить тебя мечом в спину. Тебе, конечно же, это чуждо, ты ведь всю жизнь прожила в семье и достатке, - не выдержав, все-таки съехидничал я.
Теперь она смотрела на меня совсем другим взглядом. Завороженно глядя на шрам, она потянулась к нему рукой, чтобы потрогать, но я накинул телогрейку.
- Одевайся. Мы скоро уходим. Давай свою рвань. Вскоре приготовления были закончены, все следы нашего недавнего пребывания в пещере были заметены и доска легла обратно на свое место, а я присыпал ее снегом. Уже светало, проснулись и защебетали лесные пташки и стоял такой дубак, что после теплого убежища у меня зуб на зуб не попадал.
- А может и не нашла бы, - пробурчала Шока, осматривая тайное место. - Ночью. Днем бы нашла одной левой.
Я направился через бурелом на юг, и она поспешила за мной.
- А как тебя зовут? На самом деле? Ты ведь знаешь мое имя, а я твое нет!
Неужели дурочка решила, что я открою ей эту информацию?
- Если хочешь, зови меня Далв, - сказал я ей после минутного молчания.

***

- А знаете, пожалуй мы скоро будем на месте. Вон, видите? - старик ткнул пальцем в чащобу.
- Не вижу, святой отец.
- Да вон же, ну! Обратите внимание на кору этого дерева. Она, как бы это сказать, покрыта мхом! Значит мы едем в правильном направлении. Ну, видите?
Я вздохнул.
- Нет, не вижу.
- Да что ж ты будешь делать! - священник соскочил с лошади и подбежал к дереву, провалившись в снег чуть ли не по пояс. - Ну вот же! Мох всегда растет с северной стороны, понимаете?
Он провел рукой по стволу, а потом хмыкнул.
- Нет, это не то дерево. Может вот это?.. А, вот оно! А, нет. Вроде бы вон то...
Я кисло наблюдал за тем, как дед скачет возле тропы, пытаясь отыскать нужное дерево, покрытое мхом. С самого утра у меня очень болела голова - последствия выпитого накануне вечером. Жизненный опыт говорил, что в этих всеми забытых деревенских трактирах подают только гадкую сивуху, и мне в очередной раз довелось в этом убедиться. Мы выехали еще до рассвета, и мне потребовались кошмарные усилия на то, чтобы разлепить глаза и собраться в дорогу. Я надеялся ледяное утро меня взбодрит, а вышло так, что мне хотелось вскрыть себе вены. С мерзейшим привкусом во рту, раскалывающейся башкой и в невероятном холоде я ехал по лесу, да еще и поп трещал всю дорогу без умолку. Пожилой человек, ранняя пташка. Мне сделалось крайне дурно, когда я увидел, как он прямо на дворе с молодецким уханьем омывает свой худощавый в старческих пятнах торс, черпая воду из бочки, в которой он предварительно расколол топориком десятисантиметровую корку льда.
- Святой отец, пожалуйста... не будем терять времени, а то и к ночи не придем. Местные рассказали как доехать, все будет хорошо.
- Ну знаете, Лейф, я этим местным не очень-то верю! Места здесь глухие-дикие, а ну как они нас в западню заманивают? Ты им доверяй, но проверяй. Вот я всю молодость провел лесником, я-то в таких делах мастак. Не было еще леса, где бы я заблудился! Ель и пихта - вот мои друзья! Да жаворонки с дятлами! - старик вернулся на тропу и бодро запрыгнул в седло. - А я рассказывал как из болота однажды выбирался? Когда в сочельник брата поехал навещать?
Я снова тяжко вздохнул.
- Да, отец. Три раза за это утро.
- Ох и гнусная же трясина была, хе-хе, да. Случай тот даром не прошел, буду вспоминать до конца дней своих. Ну оно и верно, будет мне урок! Знал ведь, что голубикой там неспроста все поросло, ну хоть к старости Господь мудрости подарил, это да. Не стоило мне путь-тропинку срезать, ну места там тоже необжитые... - священник вновь принялся рассказывать о том, как он чуть не утонул в болоте полвека назад.
Я очень жалел, что не взял беруши в этот поход, а еще больше - о том, что согласился сопровождать святого отца через эту дикую местность. Но нам было по пути, а от лишних денег я не дурак отказываться, тем более в моем положении человека разыскиваемого.
- Мать-то моя всегда говорила - ты главное водку не хлещи, а то как папаша окончишь. А батя у меня дааа, батя у меня ого-го был, но вот Бог дал - Бог взял. Уж сорок лет как помер, папка-то, вот как раз на могилку еду. Такая дата! Он у меня как раз на землице той похоронен, навещаю каждый год, уж в сороковой раз-то еду через урочища эти все!
Пора было предпринять решительные действия.
- Дедушка, пожалуйста, побудьте здесь. Прошу прощения, я по естественной надобности, - я соскочил с кобылы и попрыгал, чтобы хоть чуть-чуть согреться, перед тем как двинуть в заросли на обочине.
- Ой, а торопился-то! Торопыга! Ну да это ты правильно! А то вот тоже история была в приходе - службу как-то вел с другом-товарищем одним, уж тоже он на том свете, пусть земля ему будет пухом, ох святой человек был...
Я уже не слышал, что там вещает поп, потому что удалился за деревья и кусты. На самом деле я просто захотел немного размяться, перевести дух и хоть на пару минут оказаться в тишине - чертов дед своей болтовней высосал из меня все соки. Несколько минут я стоял прикрыв глаза, привалившись спиной к дереву и уныло рассуждал над тем, как все неудачно сложилось.
Ограбление века сорвалось, не начавшись, а мой портрет висел на каждом столбе во всех окрестных городах и деревнях. Не раз и не два я боролся с сильным искушением прирезать треклятую девицу, чтобы хоть душу отвести, однако из леса она мне выбраться все-таки помогла. Слово за слово, и она прилепилась ко мне словно репей. Несколько раз я пытался от нее скрыться в ходе поездки, но она всегда меня догоняла. И тараторила, и тараторила. Я по натуре не жесток, но реально раздумывал над тем, чтобы успокоить ее как следует и сбросить в канаву. Впрочем, сейчас все должно быть как надо. Я отправил ее в соседнее село - разузнать, как там обстоят дела с розыском меня любимого, а сам выехал в другую сторону. Хороший способ - всегда работает. К тому времени как она вернется, я буду уже далеко. Эх, еще бы не сойти с ума с этим неугомонным священником.
Успокоившись, я вернулся на тропу лишь для того, чтобы обнаружить, что святой отец, а с ним и обе наших лошади с поклажей, пропали. Едва не возопив от бешенства, я был готов рвать на себе волосы, но тут заметил цепочку из нескольких пар следов, уходящую с тропы на другую сторону в лес. Были там и маленькие, и большие, так что я отправился по ним в чащобу. Минут через пять в хорошем темпе я начал различать где-то далеко слабые голоса, так что я вытащил меч и побрел вперед, таясь как могу, хотя на глубоком снегу и при тяжелом снаряжении это была скорее символическая попытка.
Я шел вперед, а голоса становились все ближе, и вот наконец я добрался до просеки, где творились дела. Из-за деревьев я увидел и наших лошадей, привязанных к деревцу, и святого отца, связанного по рукам и ногам и сидящего на кочке, с тряпкой во рту. Рядом с ним суетились двое вооруженных людей весьма лихого вида: у одного, рывшегося в котомке священника, я разглядел орлиный герб на груди, а второй был длинноволос и на глазу имел черную повязку.
- Во, хе! Чего нашел! - довольно сообщил гербовой, и по голосу я понял, что он был довольно молод - практически мальчишка. Он потряс золотой церковной цепью и хотел было ее примерить, но одноглазый выхватил ее и отбросил в сторону.
- Глупец! - его голос скрипел как старая пила. - Все это ненужные цацки. ВОТ что главное!
Он показал сообщнику книгу ограбленного жреца и алчно, а вместе с тем нежно, провел по ней пальцами.
- Здесь могут содержаться такие вещи, которых ты нигде и никогда больше не увидишь. Ну-ка... - он открыл книгу, скользнул глазами по страницам. Перелистнул, потом еще перелистнул, потом еще - с каждой новой страницей его движения становились все более резкими и раздраженными.
- Черт возьми! Богословие? И это все?! - он злобно швырнул святое писание о соседнее дерево, отчего поп вздрогнул, словно его хлестнули плетью. - Эй, па-па-ша!
Одноглазый выдернул кляп из священника и схватил его за грудки.
- Обмануть меня решил? Где правильные книги?! Говори! Я о тебе все знаю, душегуб! Где мой секрет пороха? Где мои схемы осадных машин?! Где моя формула от всех болячек?!!
Отец сцепил зубы и дерзко посмотрел бандиту в глаз.
- Ты сам не ведаешь, что творишь! Ты сошел с правильного пути и твоими деяниями устлана дорога в пропасть! Одумайся, пока не поздно! Да, я ученый человек, и я утверждаю, что эти секреты тебе не по уму! Так наказал Господь и так будет во веки веков!
Одноглазый прищурился и выхватил клинок.
- Я вижу с тобой у нас разговора не выйдет, фанатик. А раз так - то ты отправишься туда, куда так хотел всю свою жизнь.
Тут я понял, что уже порядком засиделся, и кроме того - упустил удобный момент, чтобы напасть на головорезов неожиданно, поэтому выскочил из засады во весь рост и рванулся к людям.
- Эй вы! - громко крикнул я и принял угрожающую стойку. - Вдвоем на безоружного связанного старика?
Разбойники быстро среагировали на новую угрозу и развернулись ко мне.
- А вот и второй! - заметил одноглазый. - Ну-ка - бросил свою бритву или я вспорю ему брюхо.
Молодой парень держался слегка скованно, но в длинноволосом ощущался неосязаемый запах многочисленной пролитой крови. Я оценил ситуацию не в нашу со святым отцом пользу, поэтому решил обратиться к уже известному мне трюку.
- А вспарывай. Мы с ним ударили по рукам, что я проведу его через лес. Я могу снять тот же кошелек с его холодеющего тела, после того как расправлюсь с вами, - я ввинтил свой наиболее ледяной взгляд в его глаз.
- Ах вот как? - криво усмехнулся длинноволосый. - Аксель, прикончи старика, а я разберусь с нашим новым гостем. Не повреди его дорогую рясу.
Одноглазый-длинноволосый сделал пару шагов в сторону и начал обходить меня полукругом. Этот прием был мне знаком, поэтому я знал как на него ответить. В тот момент, когда грабитель на меня бросился, я уклонился от выпада и хлестнул его по лицу. Я должен был бы прикончить его за один удар, но тот оказался проворен и успел уйти от моего меча. Я ожидал, что он продолжит атаку, но стервец отскочил на пару шагов - осторожен.
- Прекратите это безумие сейчас же! - запричитал священник. - Это против заповедей и против здравого смысла! Популяция не может выживать, когда отдельные особи действуют ей во вред!
Гербовой мялся рядом с ним и почему-то мешкал.
- Заткни пасть, проклятый фанатик! - прикрикнул он на попа. - Или... или я вобью зубы тебе в глотку и заткну ее за тебя!
- Почему он еще разговаривает? - прорычал одноглазый через плечо. - Мочи его!
Я воспользовался тем, что главарь на секунду потерял концентрацию, пнул снег, в надежде ослепить его, и ударил. Каким-то чудом одноглазый избежал моего выпада, секанув наугад своим оружием и даже распоров мне рукав. В попытке проморгаться он сорвал повязку и я увидел, что под ней был второй целенький глаз.
- Я не могу! - внезапно заявил гербовой. - Не хочу брать грех на душу, не буду убивать духовенство! Мне значит убивать, и мне же потом в ад попадать?
- Дьявол! - рыкнул двуглазый. - Как же тяжело с вами всеми иметь дело, черт тебя дери. Тогда убей хоть этого, а с паскудой я разберусь!
Он схватил молодого за руку и вытолкнул ко мне, а сам наклонился к святому отцу.
- Все приходится... - злодей не закончил фразу, потому что старик внезапно подскочил, двинул его коленом и повалил прямо в снег. Оказывается, он сумел освободить связанные ноги, попросту выскользнув из собственных сапог. Оружие длинноволосого отлетело на несколько шагов, и у них пошла тяжелая борьба и возня.
Я не стал терять момент и набросился на растерявшегося гербового. Стоит отдать должное парню - сила и рефлексы у него были что надо, но я побеждал и не таких. Еще очень давно я понял, что в бою главное опыт и решительность духа, а этого ему и не хватало. Мы потанцевали с полминуты, он почти не нападал, только отчаянно отражал все мои удары. Мне было жаль юношу, я хотел обезоружить его или просто ранить, но не рассчитал сил. Через эти полминуты парень медленно сполз с клинка моего оружия и растянулся на снегу, тот быстро плавился от горячей крови. В растерянности кинув взгляд на борющихся, я с удивлением отметил, что святой отец полностью зафиксировал длинноволосого и заломил ему руку. Очевидно, старик был гораздо крепче, чем казался на первый взгляд.
- Эй!.. - крикнул я срывающимся голосом.
Священник обернулся и увидел тело гербового. Ошарашенный, он саданул длинноволосого по голове, чтобы тот наконец успокоился, и встал. Подобрав оружие главаря и забросив его далеко в заросли, он поднял свою цепь, намотал на руку, припал над телом на колени, склонил седую голову и прочел молитву. К тому моменту как он закончил, как раз зашевелился подельник. Сев на снегу и схватившись за голову, он просидел так несколько секунд, пока не пришел в себя и не увидел тело.
- Аксель! Аксель! Брат! - он опешил и посмотрел на меня. - Ах ты...
Он не закончил фразу, поймав стальной взгляд священника.
- Не надо. Хватит. Ты проиграл. Здесь все проиграли, - от беззаботного тона святого отца не осталось и следа. Сейчас это был просто старый и уставший человек, в голосе которого слышались неожиданное понимание и вселенская печаль. - Я прочел заупокойную, тебе осталось лишь похоронить его.
Поп посмотрел на меня неприязненным взглядом, подхватил свою разоренную котомку и побрел к лошадям.
Разбойник посидел в прострации, а потом взял себя в руки.
- И что дальше?! - горько и зло крикнул он старику вслед. - Где же мораль сей басни?! Глава и стих?! Послание?!..
Дед остановился, постоял несколько мгновений, понурил голову, но ничего не сказал. Абсолютно сконфуженный, я последовал за ним.
- Я не хотел, чтобы... - начал было я, когда мы вернулись на тракт.
- Лейф, - оборвал меня старик. - От ошибок и обстоятельств ты не застрахован; никто не ждет от тебя абсолютной прозорливости. В твоих возможностях лишь жить с последствиями своих поступков и приложить силы к их недопущению в следующий раз. И я надеюсь, что ты найдешь человека, который тебе в этом поможет. Иначе тебя ждет печальная участь.
Остаток пути мы проехали молча. Денег я с него не взял.

***

Мне совсем не нравился этот мелкий городишко. Улочки слишком узкие и грязные, шагнешь за угол и не заметишь как поймаешь заточку меж ребер. Но мне не нужно здесь жить, я остановился на один день, чтобы встретиться с нанимателем и получить деньги. С последней работенки я изрядно перенервничал, что неудивительно. В жизни больше не сунусь в склеп. Призраков и проклятий я там не нашел, зато ловушки чуть не снесли мне голову. Голову-то не снесли, но палец я там оставил. Хорошо у меня была фляжка самогона, и я сумел обеззаразить все свои ранения, чуть не потеряв сознание от боли в процессе, а то бы сейчас не наслаждался прогулкой. Но плата того стоит. Мне поручили достать старинную табличку с непонятными для меня иероглифами, и наобещали столько, что я спокойно мог бы уйти в отставку. Возможно, что без указательного пальца правой мне и придется так сделать.
Конечно, это не первая моя крупная сделка, и я прекрасно понимаю риск. Я уже имел дело с очень, по их мнению, хитрыми работодателями - часть из них в итоге рассталась со своими деньгами согласно уговору, другие еще и с жизнью. Так или иначе, я был очень осторожен.
А вот и пивная - излюбленное место сбора всех работяг. Мой работодатель тоже человек занятой, поэтому я смогу найти его здесь в любое время дня. Войдя внутрь, я сразу заприметил его. Непомерно толстый человек за дальним столом в компании двух громил. Все как всегда.
Я подошел к столику и спокойно сел в молчании. Быки опешили от такой наглости, переглянулись и двинулись было ко мне, но бизнесмен их остановил.
- Спокойно, мальчики! Ослепли? Это же Рисве, наш верный товарищ и партнер. Я полагаю, принес хорошие новости? Эй, рыжуля, пивка сюда! - он шлепнул проходившую мимо большегрудую деваху своей усеянной перстнями рукой.
- Здравствуй, Ригоест. Не надо пивка, я ненадолго. Да, принес, твоя реликвия у меня. Не с собой, конечно. Что по деньгам?
Толстяк мерзенько улыбнулся.
- Ты что, не доверяешь мне, Рисве? Мы ведь не первый день работаем! - его ужимки не вызвали у меня интереса.
- Пожалуйста, давай не тратить время попусту. Очень уж мне хочется покинуть ваш гостеприимный город поскорее.
Ригоест перестал лыбиться и отослал своих ребят перекурить на улице.
- Не переживай, с деньгами все в порядке, - наконец произнес он. - Правда в том, что мне нет смысла тебя подставлять. Я знаю нужных людей и загоню эту хреновину за такие деньги, какие тебе и не снились.
Его прервало появление девки с подносом, на котором стояли две кружки пива. Ригоест прикрикнул на нее и отослал прочь. Она фыркнула.
- Твои бабки у меня, все до последнего гроша, - продолжил он. - Можешь получить хоть сейчас. Ребята вернутся и принесут тебе мешочек. А почему бы тебе в это время не рассказать, куда ты запрятал реликвию?
Я вымученно улыбнулся.
- Потому что мне бы хотелось сперва получить мою плату. Не то чтобы я тебе не доверял, но ты ведь понимаешь, насколько для меня важна внимательность в работе. Любой человек может обидеть несчастного бродягу вроде меня.
Ригоест прожег меня своими глазками-щелочками, а потом кликнул ребят.
- Несите, - приказал он. - Знаешь, Рисве, мне такие как ты не нравятся. Ты слишком себе на уме и с тобой сложно иметь дело. Вижу тебя насквозь, ибо и сам таков. И потому знаю, что ты бы не осмелился меня надуть, ты ведь понимаешь, что достать я тебя смогу где угодно. И не думай, что я за тобой не слежу. Усек?
Я спокойно кивнул. Между нами не было ничего общего, кроме того, что оба мы преступники, но пусть себе болтает, лишь бы деньги заплатил. А вот, кстати, и они - ребята внесли увесистый мешок золотых крон. Я открыл, посмотрел, проверил на зуб, сунул руку поглубже, вновь проверил на зуб. Ригоест продолжал буравить меня взглядом - ждал, пока я исполню все свои ритуалы. Было прекрасно видно, насколько он зол от того, что такой мусор, как я, подозревает его в обмане, но мне все равно. Наконец я убедился в подлинности золота, поведал бизнесмену, где закопал реликвию, и даже нарисовал ему небольшую схемку на салфетке.
- Это все. Можешь приступать к извлечению хоть сейчас. А мне пора.
- Слушай, Рисве. У меня тут еще одно дельце наклевывается, твои навыки бы мне пригодились. Оставайся! Дело не чета предыдущему, а с наградой не обижу. Ну как, заинтересован?
- Возможно. Я дам тебе знать, Ригоест. Удачи, - я направился к выходу не оглядываясь.
Как только я отсюда уеду, ноги моей здесь больше не будет. Сказать по правде, я слегка поменял взгляды за последние полгода, мне надоело по-глупому рисковать шкурой. Это лишь вопрос времени, когда мой образ жизни меня доконает и я умру от случайного меча или петли. Поэтому я решил скопить немного денег и открыть свое дело. Мы решили, что это будет аптека. Люди будут покупать лекарства и целебные травы по демократичным ценам, что обеспечит солидный приток покупателей. "Мы решили"? Я имел в виду - я решил. Погруженный в мысли, я шел в сторону постоялого двора. Заберу вещи и уеду. Куда-нибудь на запад, например, я там никогда не был.
Мне оставалось всего пару кварталов, как я наконец дождался. Узкий переулок, трое спереди, двое сзади. Я неплохо владел мечом, а после потери пальца долгое время тренировался заново. И хотя я был не на пике своей формы, но против этих голодранцев проблем у меня не возникло. Не стоило им выбирать настолько тесное место для боя, они просто толпились и мешали друг другу, а я подрезал их как свиней. Правда, один из них едва не снес мне голову дубиной, но я там впритирку увернулся и все обошлось, только ссадина осталась.
- Слабовато, слабовато. Вижу ты подразучился.
Я вздрогнул и одним рывком развернулся. В конце переулка стоял прекрасно известный мне человек, встречи с которым я страшился несколько последних лет - некогда мой атаман, Ебон Руети. Все тот же ирокез с косичкой, козлиная бородка и зрачки с монету, правда в бороде уже проступает седина. Ну конечно, как же иначе. У богов, как всегда, замечательное чувство юмора.
Сказать, что я потерял самообладание, значит слегка преуменьшить. Наверное, со стороны я был похож на хорька перед удавом.
- И как ты только не сдох? Неужели Реви не попал в сердце? А может оно у тебя с другой стороны? Ничего, скоро исправим, - Ебон оскалился и бросился на меня.
Я и в лучшие свои годы не мог ему противостоять, а сейчас уж и подавно. С высунутым языком и бешеным ревом Ебон наносил мне один удар за другим, я едва успевал парировать и уворачиваться. В этом и состоял его секрет - атаман всегда был очень быстр и абсолютно безумен. Никто из живущих не мог прочитать его удары и отреагировать на них, а сам он крутился как волчок. Вероятно, суть заключалась в веществах, которые он принимал на постоянной основе, - они делали его очень разговорчивым и гиперактивным.
Вот и сейчас - я пропустил один удар, второй, третий. Все неглубокие резаные раны вскользь, однако тело уже слушалось с трудом. Я прекрасно знал, что это конец, и он просто играет со мной перед тем как убить. В открытом бою один на один у меня против него не было шансов.
- Ох, что-то я устал, - разбойник картинно отер воображаемый пот со лба. - Как хорошо все-таки, что я тебя здесь встретил! Поблагодари этого борова из трактира, он сразу же все выложил мне, как только отправил тебя на задание. Поэтому я решил подождать в этом прекрасном селе, я ведь так соскучился.
Ебон откинул голову и заржал.
- А прикинь что! Этот-то такой говорит - проучите, мол, подлеца, он меня не уважает и подрывает дух свободного предпринимательства. Вообразил себе, да? Типа вершитель судеб, ха-ха! Но мы-то с тобой знаем, кто из нас кто. Пожалуй я нанесу ему визит после того как разделаюсь с тобой, очень уж он меня бесит.
Атаман не успел закончить собственную фразу, как вновь пошел в атаку. В этот раз я не отделался парой царапин - один из ударов Ебона отсек мне мочку уха. Еще пару сантиметров, и я бы уже лежал на брусчатке.
- Знаешь, ты оставил много следов. Вскрытые замки, опустевшие хранилища, цепочка обворованных дворян, экзотический путешественник. Сначала я отказывался в это верить, но потом подумал - чем черт не шутит! И вот он ты! Эй. А почему ты один? Во всех доносах говорилось о какой-то бабе, с которой ты таскаешься. Может мне и к ней заглянуть после тебя? Э?
Я понимал, что бандит пытается меня спровоцировать, но не поддался. Отчасти из-за того, насколько был изранен. Видя, что я не реагирую, Ебон опять набросился на меня. На этот раз я уже мало что мог сделать - я и меч-то с трудом удерживал в ослабевших пальцах. Через десять секунд я уже медленно сползал по стене, клинок выскользнул из моих теряющих чувствительность рук, из множества ран на теле струилась кровь.
- Молчишь? Молчишь? Молчишь! Почему ты молчишь, Рисве? А? А?! Почему ты меня предал, Рисве? Почему? Ты был мне как сын, черт возьми! Почему? Почему? АААААА!!! - Ебон выронил оружие, закачался и схватился за голову, продолжая вопрошать и восклицать.
Титаническим усилием я поднялся на ноги и снял кинжал с пояса. Мне даже его нелегко было удержать, но я сцепил зубы. Я сделал один шаг к атаману, второй. Он не реагировал, все продолжал бубнить. Я подобрался к нему вплотную и он поднял взор. Из его налитых кровью глаз текли слезы.
- Почему? Почему? Поч...хррр... - Ебон запнулся, когда лезвие вошло ему в шею. - Пч...хр...Рс...
Наконец он тяжело опустился на колени. Кинжал, вошедший по рукоять, все еще торчал из его шеи, но разбойник не обращал на него внимания, он продолжал смотреть на меня своими дикими слезящимися глазами, сжимать виски и булькать в попытке что-то мне сказать. Через полминуты он уже отдал богу душу.
- Не переживай, я составлю тебе компанию, - слабым голосом проговорил я.
- Согласен, - из моей груди вышел острый кончик меча. - Давно пора.
Мне не нужно было оборачиваться, чтобы понять, кто со мной разговаривает. Я повалился наземь, увидел перед лицом высокий ботинок с железным носом. Реви перевернул меня и уставился своим пустым мертвым взглядом. Левая рука Ебона, его второй лейтенант. По крайней мере так было, когда я состоял в этой шайке.
- Я человек спокойный, ты знаешь. Но ты немного поиграл на моих нервах, когда мы узнали о том, что ты выжил. То, чем я всегда мог гордиться, это мое умение убивать - чисто и быстро. Ты перечеркнул мой счет, Рисве, но теперь уже все. Знаешь что? Я собираюсь отрезать тебе голову и поместить в банку со спиртом. Надеюсь, это тебя убьет. А напоследок скажу тебе спасибо. Я давно подумывал о том, чтобы самому кончить Ебона, слишком уж он ненадежен стал, но хитрец видимо что-то начал подозревать, я так и не дождался удоб... - Реви не договорил, побледнел, на его губах запузырилась кровь, и вот наконец он тяжело завалился рядом со мной, конвульсивно подергиваясь. Из его спины, в районе сердца, торчал меч атамана.
Шока фон Дрэгон отерла ладони о его одежду и бросилась ко мне. Однако одного взгляда на меня ей хватило для того, чтобы понять, что звать лекаря бессмысленно.
- Рисве значит, - уныло проговорила она. - Очередное из твоих имен. Я же знала, я знала что тебе не нужно было брать эту работу... Как ты смеешь умирать на моих руках?! Я думала... Я надеялась у нас все сложится. Как же так?
У меня начало темнеть в глазах и звенеть в ушах. Шока давно уже не плакала, но ее лицо выражало страдание.
- Рисве, у тебя кровь. Дай-ка мне... - дрожащей ладошкой она извлекла знакомый платок, который при прикосновении к моему лицу мгновенно напитался красным до нитки.
Она всхлипнула было, но взяла себя в руки. Скитальческая жизнь ее изменила и в ней мало что оставалось от дворянской дочери, раздававшей книксены: исхудавшая, с неровными ломкими волосами и обветренным лицом, в поношенной дорожной одежде, но вместе с тем - полная решимости. Я хотел взять ее за руку, но не мог пошевелить и пальцем.
- Мое... настоящее имя... Далв... - я сделал еще пару слабых вдохов и провалился в темноту.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название:  A.jpg
Просмотров: 127
Размер:	414.7 Кбайт
ID:	41886  Нажмите на изображение для увеличения
Название:  A2.jpg
Просмотров: 128
Размер:	534.3 Кбайт
ID:	41887  
lily white вне форума   Ответить с цитированием