Форум HeroesWorld-а - Показать сообщение отдельно - ⚔️Серберия
Показать сообщение отдельно
#316
Старый 25.05.2021, 21:49
  #316
^
Ple-Sen
 
Аватар для Ple-Sen
📖
Регистрация: 11.03.2007
Адрес: В правом левом углу
Сообщения: 17763
Регистрация: 11.03.2007
Адрес: В правом левом углу
Сообщения: 17763
По умолчанию
Re: ⚔️Серберия

Калэнтия Крау

Проливной дождь тяжёлыми каплями барабанил по крышам затопленных домов, едва-едва торчащих над уровнем воды. Покосившиеся от непогоды фонари, в большинстве своём, либо погасли, либо работали с перебоями, и лишь небольшие островки безопасности освещались тусклым искусственным светом. Звуки дождя прерывались лишь периодическими рёвом и рычанием монстров, таящихся в поглотившей небольшое поселение темноте. Единственным признаком жизни, если не считать незваных гостей, была ютившаяся на одной и всё ещё освещённых крыш группа людей. Кто-то из них опасливо озирался по сторонам, пытаясь разглядеть очертания монстров в практически непроглядной тьме, в то время как другие, свернувшись калачиком и зажмурив глаза, старались убедить себя что это всё просто дурной сон или же, собравшись в небольшой круг, тихо читали молитву Артерии. Наконец, один из людей вышел вперёд — им был уже немолодой, но от того не менее рослый змеелюд, один из местных рыбаков.
 — Не знаю как вы, но я больше не могу сидеть сложа руки, — проведя лапами по своему чешуйчатому лицу, раздражённо прорычал он, — здесь должны быть и другие выжившие. Ничего не предпринимая мы обрекаем их на верную смерть.
 — И что мы можем сделать, Красс? — устало спросил один из мужчин, подняв доселе уткнутую в колени голову, — Выходить за пределы фонарей — всё равно что прощаться с жизнью. Мы никого не спасём, зато нас разорвут на кусочки, проглотят заживо, а то и что похуже.
Мужчина уставил свой взор на собеседника, в то время как, из-за его слов, находившиеся рядом дети прижались поближе к своим родителям и даже некоторые другие взрослые, невольно, поёжились.
 — Вы… — змеелюд нахмурился и внимательно осмотрел присутствующих, — … в общем-то, да. Ничего. Люди. Слишком мягкотелые. В прямом смысле. Хрупкие. Медленно плаваете. Лёгкая добыча. Но не я, — Красс перевёл глаза на парочку других змеелюдей, сидевших чуть поодаль, после чего жестом подозвал их к себе — и не Ссаз или Тар. Нам проще спрятаться среди морских пучин или оторваться от преследования. Некоторые фонари ещё работают. Опасно, но попробовать стоит.
Разговор между змеелюдьми и некоторыми другими выжившими продолжался ещё некоторое время и, по большей части, заключался в обсуждении деталей плана спасения: каким маршрутом плыть, куда и какие из мест стоит проверить первыми. Обсуждение протекало уже в чуть менее напряжённой форме и, как могло показаться, позволило обсуждающим переключить мысли в более продуктивное, нежели смакование безысходности ситуации, русло. 
Когда формирование плана завершено и троица уже было собиралась отправляться, один из ранее молившихся людей подошёл сформированной группе и, проговорив немного другую молитву, благословил их перед уходом.
 — Кха, — Красс несколько растерялся от подобного исхода и, как могло показаться, задумался, будто пытался что-то вспомнить, — спасибо за напутствие от вашей… хм… морской богини? Но меня оберегает мой личный дух воды, — змеелюд широко улыбнулся, хотя для непривычного человека выражение его чешуйчатого лица скорее выглядело бы как звериный оскал, — и пока он хорошо справлялся со своей работой!
Кивнув оставшимся в безопасности выжившим напоследок, Красс и его товарищи тихо спустились в воду, вскоре после чего растворились в ночной тьме. Сидящая среди других артерианцев пара из матери с дочерью, Калэнтии и Лании Крау, недосчитавшаяся в текущей ситуации отца, могла лишь бессильно наблюдать как за этим, так и проходившим ранее разговором. Наблюдать и молиться о том, что отважным змеелюдам удастся отыскать их отца целым и невредимым.
Проходил один час, второй, но вестей от Красса и его группы так и не поступало. Измотанная долгим ожиданием и пережитыми за прошедшее время потрясениями, Калэнтия погрузилась в глубокий, но неспокойный, сон. Только спустя ещё несколько часов ожидания ситуация, наконец, изменилась — то тут, то там начали раздаваться звуки борьбы, перемежаемые кровожадными рыками монстров выстрелы и звон стали. Через некоторое время всё вновь утихло, но вскоре после сменилось голосами людей, незадолго после чего спасители показали себя — ими были вовсе не змеелюды и спасённые ими жители поселения, но подоспевшие на помощь Аматонте. Как выяснилось позже, Красс и его отряд погибли пытаясь довести раненых жителей до основной группы и, за исключением присутствующих, все остальные жители города были убиты монстрами.

Пережитые события сильно затронули семейство Крау — они потеряли не только свой кров и изрядную часть имущества, но и отца семейства. Калэнтия замкнулась в себе, став менее разговорчивой, а у Лании развился граничащий с паранойей страх того, что подобное когда-либо повторится. Она воспользовалась оставшимися у семьи сбережениями и теми финансами, что правительство Аргалии предоставило в качестве поддержки пострадавшим, чтобы перебраться в более спокойную страну, где им не грозил бы очередной потоп или нашествие обитающих в пустошах монстров. Её выбор пал на далёкую и переживающую свой расцвет Серберию.
Корабль, на который сели Лания с Калэнтией был большим и величественным, по крайней мере в их глазах. Разумеется, Калентия до того вообще не видела никаких кораблей вживую — самым близким к этому были рыбацкие лодки в родном поселении, а потому на маленькую девочку это массивное судно оказало неизгладимое впечатление. Моряки сновали по палубе туда-сюда, выполняя выкрикиваемые капитаном приказы, в то время как самые разнообразные по своей наружности пассажиры взбирались на борт. Ничего необычного для жителя портовых городов или человека привычного к странствиям, но Калэнтию подобное зрелище завораживало.
Дальнейшее плавание лишь закрепило положительные впечатления — свежий морской воздух, красивые морские пейзажи и обилие новых лиц сильно скрашивали путешествие и даже вселяли в Ланию с её дочерью уверенность, что даже вдвоём они, на новом месте, смогут начать новую жизнь и оставят ужасы прошлого позади. Остановка в Марионе, своего рода исторической родины Аирисуфира и, следовательно, Аргалии, также прошла благополучно. Калэнтии было в радость посмотреть на достопримечательности и быт славной своим рыцарским духом страны. Однако Лании, несмотря на энтузиазм дочери, не хотелось слишком долго здесь задерживаться — сказывались как финансовый вопрос, так и близость пустошей. А потому, не более чем день спустя, семейство село на новый корабль, который уже должен был доставить их в Серберию.

Калэнтия медленно разлепила глаза, разбуженная непонятным громким звуком. Небольшая пауза и звук повторился, а вскоре после послышалось будто бы в воду упало что-то тяжёлое. И потом вновь. Это были звуки стрельбы из пушек. Прислушавшись, девочка услышала и крики моряков, носившихся по палубе. На корабль кто-то напал. Былую сонливость будто ветром сдуло и, поднявшись с кровати, Калэнтия кинула обеспокоенный взор в сторону своей матери. Та была словно сама не своя — бледная, нервно покачивающаяся туда-сюда и крепко сжимавшая в обоих руках символ Артерии, попутно бормоча себе под нос молитву. Явно накладывалось то, что ей довелось пережить раньше. 
Вскочив с кровати, девушка уже было поторопилась к матери чтобы постараться хоть как-то её успокоить, но раздавшийся звук очередного выстрела нарушил её планы. В мановение ока стена каюты разлетелась на множество кусков, несколько которых, к ужасу Калэнтии, впились в тело её матери. Аргалийка с ужасом смотрела на то, как её мать, выронив святой символ и тяжело дыша, лежала на залитом кровью полу каюты. Складывалось ощущение, будто бы она хотела что-то сказать, но у неё не хватало на это сил. Кое-как оправившись от шока, девочка стремительно выбежала из каюты, в надежде найти кого-то кто сможет помочь Лании.
 — П-помогите, там м-мама её… — кричала Калэнтия, пытаясь обратить на себя внимание суетящихся и паникующих людей, — … ей нужен… нужен доктор!
Её крики тонули среди сонма других голосов, но она не оставляла свои попытки. Из её глаз текли слёзы, сбивающееся дыхание всё сильнее и сильнее мешало произносить слова, но девочка продолжала искать хоть кого-нибудь, кто согласится помочь. И, в конце концов, её мольбы о помощи были услышаны — узнав что ещё кто-то из пассажиров сейчас находился в критическом состоянии, один из находящихся на корабле врачей последовал за аргалийкой. И, хотя её мать всё ещё цеплялась за жизнь, её ранения были не из тех, с которыми можно бы было что-то сделать в полевых условиях. Жизнь Лании угасала на глазах у её дочери и никто из них не мог ничего с этим поделать. Последнее что женщина сделала перед смертью — это протянула свой амулет дочери. Уж если она не сможет оберегать Калэнтию то, по крайней мере, это будет делать Артерия.
У девочки не было сил подняться, после того как её мать умерла она просто сидела рядом, сжимая полученный символ, и тихо плакала. Постепенно, звуки боя утихли, а сама аргалийка, совершенно обессиленная, погрузилась в мир снов. Как выяснилось позже, одним из пассажиров корабля был знакомый барона фон Бреккендорфа, который и передал оставшуюся без родни девочку на попечительство своему товарищу.

После потери матери Калэнтия стала совсем тихой и, поначалу проводила большую часть свободного времени одна, в своей комнате. Но, постепенно, она начала обращать внимание на проводимые бароном тренировки, к которым и сама, в конечном счёте, присоединилась. И после этого, помаленьку-потихоньку, она пошла на поправку — хотя Гунгнир, как могло показаться, и не щадил своих подопечных, обучение владением оружием помогало аргалийке приводить мысли в порядок. Кроме того, изучение военного ремесла помогало ей и бороться с чувством собственной беспомощности и необходимостью слишком полагаться на окружающих. Давало ей ощущение что, в случае чего, она сможет постоять за себя, а не забьётся в угол в ожидании неизбежного.
Отношения с другими воспитанниками также сдвинулись с мёртвой точки. Хотя Калентия никогда не рассказывала как и почему она попала в приют, она достаточно активно делилась с любопытствующими детьми историями о жизни в Аргалии , в том числе о змеелюдах. Кого-то эти рассказы завораживали, кого-то пугали. Подобные реакции не могли не забавлять саму аргалийку, ведь для неё чего-то особенно странного или необычного в рассказанном не было — это было всего лишь её детство. В то же время, Калэнтия начала зарабатывать и, в какой-то степени, пугающую окружающих репутацию. Отчасти это было связано с её способностью есть даже самые острые блюда, совершенно не меняясь в лице, хотя ими одними дело и не ограничивалось — ей по зубам были даже смертоносные кухонные эксперименты Гульвейг. Но дело было не только в этом, но также если не в упорстве проявляемом девушкой во время спаррингов, то упрямстве. Она сражалась до конца и часто оставалась стоять к тому моменту, как остальные воспитанники уже валились с ног.
Постепенно, жизнь в приюте стала чем-то обыденным и дошло до того, что после достижения совершеннолетия Калэнтия не стала сразу выселяться. Вместо этого, она задержалась на год с небольшим, теперь уже помогая барону с другими воспитанниками. У более юного поколения это лишь усугубило её пугающую репутацию, так как теперь аргалийка была известна как монстр, что поджидает в ночной темноте любого, кто решит ночью прокрасться и либо устроить какую-нибудь шалость, либо умыкнуть немного сладкого из буфета. Коснулось это и тренировок, так как теперь она была не только крайне упрямым оппонентом, но также кем-то кто активно помогал Гугниру в его драконовских тренировках. Но саму Калэнтию это мало заботила — быть может она и была строгой, но она также была справедливой.
Проводя долгие дни в поместье и помогая барону с детьми легко было забыться, но в определённый момент девушка начала ловить себя на мыслях о том, что дальше так дело продолжаться не может. Не то что бы такая жизнь была плоха сама по себе, просто это было злоупотреблением добротой Гунгнира и чем-то, что на собственный же взгляд Калэнтии вредило ей самой. Ей необходимо было, рано или поздно, съехать и научиться жить самой, полагаясь в первую очередь на себя.

Происхождение: Аргалия (7:7:6:5:4:5:3:3:3:4, иммунитет к яду, слабости и вялости)
Дата рождения: 09.06.760 (+5 к скрытности, +5% к шансу нанесения критического урона, +2 к силе, +1 к выносливости, +1 к интеллекту, +3 к вере, +1 к красоте)
Убеждение: Церковь Артерии (Персонаж переживает одно смертельное ранение за один игровой цикл.+3 к вере, +1 к красоте, +1 к духу.)
Характеристики:
Сила: 9
Выносливость: 8
Ловкость: 6
Восприятие: 5
Скорость: 4
Интеллект: 6
Дух: 4
Вера: 9
Харизма: 3
Красота: 6
Ментор: Гунгнир
Снаряжение: двуручное копьё, лёгкая броня, амулет Артерии, еда, книга "Летопись валькирий", деньги

Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название:  cl.jpg
Просмотров: 46
Размер:	343.3 Кбайт
ID:	65119  
__________________

Luckily I brought my smart sword, it won't hurt anyone friendly. In fact, it makes them talk.

Luckily I brought my smart sword, it won't hurt anyone friendly. In fact, it makes them talk.
Ple-Sen вне форума
Ответить с цитированием