Форум HeroesWorld-а - Показать сообщение отдельно - Грэйсовые острова
Показать сообщение отдельно
#639
Старый 07.01.2017, 14:15
  #639
^
ToX
 
Аватар для ToX
📖
Регистрация: 19.08.2011
Сообщения: 4843
Регистрация: 19.08.2011
Сообщения: 4843
По умолчанию
Re: Грэйсовые острова

Небо, почитай, плиз, если что не так, скажи... Надеюсь, нормально получилось.

Никомед из рода Кадмидов



Возраст: 24 года.
Происхождение: Гистеосец, клан Белого Дракона.
Убеждения: Белый Дракон.

Прадед Никомеда, Кадм, был сыном рабыни, но, благодаря воинским умениям и успехам в спорте, был признан свободным гражданином и полноценным гистеосцем. Он даром времени не терял, женился на такой же сильной и упрямой женщине, как и он сам, сделал себе хорошее имя и стал отцом двух сыновей и дочери. Кадм оселился в городе Карсии и был твердо уверен, что его потомки построят в ней крепкий и уважаемый род, чтобы никто не вспомнил о его рабском происхождении.

Старший сын, Цефал, стал главой рода и продолжил успехи отца. Он был не менее спортивным и упертым, поэтому с гордостью отбивался от нападок более чистокровных собратьев и не срамил новообретенный для семьи статус гистеосцев. К сожалению, его брат, Терсит, погиб в молодом возрасте на войне, не оставив потомства. Но Цефал прожил жизнь долгую и весьма успешную. Именно при его главенстве род был принят в клан Белого Дракона. Сестра его, Тиро, выросла девушкой сильной духом и телом, а также обладающей гибким умом и твердым характером, чем впечатлила достаточно известного и прославленного воина, за которого и вышла замуж. С тех пор Цефал и его род получил поддержку семьи зятя.

Сам Цефал тоже успешно женился, на немолодой и не особо красивой наследнице обеспеченной семьи. Таким образом, Кадмиды прибавили к достоинствам своего молодого, но уже гордого и амбициозного рода еще и финансовый достаток.

К счастью, брак удался в генетическом плане, потому что дети Цефала, три сына, выросли красавцами, как на подбор. Все трое, пусть и рождены были с разницей в несколько лет между собой, еще в детстве отличались силой, здоровьем и красотой. Каждый прославился в той или иной мере как в военном деле, так и в спортивном. И пусть они не достигли какого-то глобального прорыва, как это сделали их отец и дед, они, несомненно, были достойными продолжателями рода. Лишь немного более смуглый оттенок кожи и слегка необычная форма лица выдавали в них потомков неистинного гистеосца.

Естественно, все трое хорошо женились и завели семьи. После смерти Цефала главой семьи стал старший сын - Паллант.

К сожалению, вскоре после свадьбы здоровье жены Палланта начало ухудшаться. Многие говорили, что она стала бесплодной, и это оставило печать угрюмости на характере Палланта, ведь на него не только свалились заботы о глобальных делах семьи, но также он всегда хотел наследника, сильного и могучего сына, чтобы продолжить прямое потомство Кадмидов. Лишь упрямая вера и молитвы Дракону помогли его жене забеременеть. И родился у нее Никомед.

И вот Никомед был как-то совсем не похож на потомка Кадма. Он был здоровым, но крупным мальчиком, с излишним весом. Не проявлял особого желания заниматься спортом, был немного неуклюж. Еще в детстве его интересовали больше города, купеческие рынки и товары, а также истории, которые можно было услышать в подобных местах. Мама его подмечала, что обычно унылый Никомед словно пробуждался, когда слышал рассказы про другие страны, про другие культуры, что его глаза загорались искренним интересом. Когда его, в возрасте семи лет, взял с собой в столицу Паллант, чтобы научить уму-разуму, да показать величие истинных гистеосцев, больше всего впечатлила Никомеда центральная библиотека, а вовсе не стадионы и не дворцы. Да, все Кадмиды считали себя уважаемыми и культурными членами общества и любили книги, но Никомед любил их больше остальных...

Однако, в остальном у него было весьма несчастливое детство. Лишь мать его любила искренне и заботилась о нем, защищая от гнева отца. Больше всего проблем доставляли ему его два кузена-близнеца: Гермоген и Гелиодор, сыновья второго ребенка Цефала, которые постоянно подтрунивали над ним и издевались.

Но все изменилось, когда Никомеду было 11, а его кузенам - 10 лет. Однажды по пути домой с тренировки, где Кадмиды обучались верховой езде, им попалась компания одногодок и ребят чуть старше. Они начали обзывать и оскорблять Никомеда. У того сердце в пятки ушло: мало ему было постоянных издевательств от кузенов и криков и давления отца, так еще и почти незнакомые ему ребята нападают... Он был готов к тому, что Гермоген и Гелиодор сейчас присоединятся к издевательствам, но произошло обратное. Когда хулиганы ляпнули про "грязнокровку", глаза близнецов загорелись холодной яростью. "Ты кого грязнокровкой назвал, козленыш?" - и после этих слов кузены Никомеда налетели на ребятню. Тот сам немного был в шоке от такого и где-то секунд 5 стоял и ничего не делал, но, получив тычку от ближайшего подростка, быстро пришел в себя и присоединился к потасовке. Как уже упоминалось, да, Никомед, может, и был немного толст и неловок, но, как и все Кадмиды, отличался выносливостью и базовой крепостью организма. В общем, их было трое, а хулиганов пятеро, плюс, те были в основном старше, но Никомед и кузены одержали верх. Да, с трудом, да, получив кучу синяков и ссадин, но они победили.

Это событие в корне изменило мировоззрение мальчика. Он сблизился с кузенами, начал с ними дружить. До него дошло, что, как бы тяжело иногда ни было общаться с семьей, какое бы давление на него ни оказывалось, семья остается семьей, и они всегда будут на его стороне. Он начал активнее заниматься спортом, стал серьезнее относится к отцу, меньше злиться и обижаться на него. К тому же, совсем скоро стукнул пубертатный период, во время которого Никомед нехило вытянулся вверх, так что уже через 3 года он выглядел не толстячком, а вполне обычным юношей, может, не таким сильным, как остальные, но ничем не плохим.

Что касается воинского дела, то Никомед отличался еще в детстве хорошей внимательностью и осмотрительностью. Он был далеко не лучшим мечником, а о владении двуручным оружием и заикаться стыдно... Но он был одним из самых метких стрелков среди своих одногодок. Так что, когда настало время отправляться в первый военный поход, Паллант, конечно, поупрямился и поворчал, ведь и он, и его отец и дед, были мечниками, но послушал просьбу сына и уговоры жены - и отдал Никомеда в отряд к лучникам.

И это было не зря. Битвы закалили Никомеда: он стал сильнее, выносливее, еще осмотрительнее. Он познал ценность жизни, познал, что такое честь и доблесть. При этом, оказавшись вдали от дома, он как-то сам по себе поборол комплексы. Никомед был хорошим собеседником, не то, чтобы душой компании, но все его всегда были рады видеть. Он умел внимательно выслушивать, выдать уместную шутку и посмеяться искренне над чужой историей. В то время как его кузены продолжали традиции рода и были сильными, упрямыми и слегка гордыми воинами, державшимся в сторонке немного от всех остальных, Никомед за годы походов стал своим в доску для многих соратников. Конечно же, были и те, кто пытался задирать его, но к тому моменту Никомед уже знал, что бить в нос нужно сразу и сильно. Да и, если что, кузены или просто приятели подстраховывали его.

В общем, когда Никомеду стукнуло 22, он, по благословению отца и матери, отправился в столицу - служить в гарнизоне. Паллант, конечно, все еще был против этого и изрядно поворчал, потому что для Кадмидов это было в новинку, но, во-первых, здоровье его жены начало ухудшаться еще сильнее, и забота о ней смягчила его характер, а, во-вторых, он понимал, что если его сын сделает себе имя в столице, в ее армии, то это даст возможность его роду подняться с локального уровня на следующую ступень.

И все было хорошо: Никомед читал книги, гулял по городу, знакомился с людьми, тренировался, занимался спортом (не всем, конечно, ибо борьбу и почти всю легкую атлетику он все еще не любил, особенно - бег на дальние дистанции и прыжки), познавал столичную жизнь, ходил в походы в составе столичной армии. На него стали обращать внимание: не такое, конечно, как на наследников известных богатых родов, которые все были такие из себя львы и красавчики, но многие знали, что он человек приятный, надежный, не гордый, но также и не прогибающийся под других.

Пока не случился инцидент.

Тут стоит вернуться во времени назад и рассказать про самого младшего брата Палланта. У того не было сыновей, но родилась дочь - Атропа. Она была младше Никомеда на 3 года, но был очень близок с ней. По сути, кроме матери, она была единственным человеком, кто поддерживал его в детстве и наполнял жизнь какой-никакой радостью. Когда все младшее поколение Кадмидов стало подростками, Никомед еще сильнее сблизился с ней. К тому же, у нее умер отец, и поэтому Никомед с кузенами взяли на себя ответственность защиты Атропы и заботы о ней.

Уезжая в столицу, Никомед плакал лишь один раз - и именно из-за того, что будет скучать по кузине. Чего греха таить, возможно, в нем таилась влюбленность в нее, которую, однако, он успешно подавлял понятиями о чести семьи и гордости рода, ведь инцест, даже не прямой, порицался во всей Гистеосии.

И вот Никомед возвращается на Праздник Урожая в Карсию. Так уж совпадает, что в это же время туда приезжает с визитом аристократ из Мадинии, лорд среднего масштаба, который прибыл набрать наемников для войны со своим конкурентом за землю.

На тот момент Кадмиды были уже одним из уважаемых и значимых карсийских родов, поэтому Паллант с братом и племянниками присутствовал на переговорах про сбор войска. Это происходило за пределами города, в лагере отряда мадинца. Именно туда и прибыл Никомед.

Атропа тоже была там. И, поскольку она выросла девушкой очень красивой, причем красивой в первую очередь по меркам центральных стран, а не Гистеосии (хотя была сильной и здоровой, как истинная дочь своего края), на нее обратили много внимания солдаты из Мадинии. Два офицера, сыновья каких-то там баронов, позволили себе авантюру пристать к девушке посреди ночи и уговорить ее провести с ними время. Разумеется, гордая правнучка Кадма, не согласилась и врезала одному из них могучую пощечину. Увы, это лишь разозлило их - и они решили взять Атропу силой.

К счастью, Никомеду в ту ночь не спалось. Слишком много забот и мыслей терзали его душу. Услышав шум, выйдя наружу и увидев то, что два иностранца хотят обесчестить его двоюродную сестру, он пришел в ярость, достал лук и пристрелил их обоих. Обняв Атропу и успокоив ее, он обернулся на голос, раздавшийся сбоку: "И что ты себе позволяешь, тварь?" Это был, собственно, тот самый лорд. "Пожалуй, нужно показать, где твое место, скотоложец," - сказал тот с противной улыбкой и подал сигнал своим личным телохранителям, которые вышли вместе с ним. - "А с сестрой твоей я развлекусь, пожалуй, лично: будет это уроком вам и всей вашей зазнавшейся гордой шайке".

Да, как вы могли понять, переговоры шли не очень успешно. Лорд недооценил упрямость и гордость гистеосцев, которые не хотели идти воевать непонятно куда за гроши.

А еще он недооценил скорость, с которой опытный гистеосский юноша может натянуть лук, и меткость, с которой он может стрелять.

И, пожалуй, ему стоило надеть шлем.

Я не буду отягощать вас подробностями того, что произошло далее. Было много шуму, еще немного пролитой крови, но в итоге получилось успокоить обе стороны. Никомед понял, что лучший выход из ситуации - взять вину на себя, чтобы не опорочить весь род. Он добровольно признался и решил пойти под суд за убийство аристократа. Отец клятвенно обещал, что задействует все ресурсы, чтобы утрясти дело, подымет всех родственников и родню. Да и друзья из столицы, в том числе и офицеры армии, высказались, что помогут чем смогут. Однако, формальную судебную процедуру все равно стоило пройти.

И, к несчастью для Никомеда, трибунал выдал указ о смертной казни.

Угораздило же его пристрелить не просто левого лорда, а одного из важных членов Ордена.

И вот Никомед сидит в камере на палубе небесного корабля, молчит и предается мыслям о доме, о родне и о том, как много всего он не успел понять об этом мире.

Характеристики:

Телосложение - 35.
Интеллект - 20.
Сила - 20.
Ловкость - 25.
Скорость - 15.
Воля - 10.
Восприятие - 40.

Навыки:

Одноручное оружие
I Владение одноручным оружием.
II Шанс парировать удар противника (ловкость).
III +10 к уклонению в ближнем бою.

Оружие дальнего боя (луки | арбалеты)
I Владение оружием дальнего боя.
II +10 к уклонению в бою на дистанции.
III Шанс парализовать противника на один ход, следующая атака наносит двойной урон (восприятие + шанс критического урона).
IV Дополнительная атака.
V Шанс произвести 4 выстрела за ход (восприятие; -20 к точности) | Шанс нанести противнику трехкратный урон (восприятие; -20 к точности).
VI Шанс нанесения критического урона увеличен вдвое.

Торговля:
I Скидка в размере 30% во всех торговых точках (х2).
II Скидка в размере 40% во всех торговых точках.

Снайпер:
+50% к восприятию при использовании оружия дальнего боя (х3).

Разведчик:
I Персонаж получает возможность оперативно собирать информацию о близлежащей территории.

Инвентарь:

Набор брони члена гарнизона столицы.
Двуручный лук. Весьма качественный и дорогой: Кадмиды никогда не скупились на заказ годного оружия.
Стрелы к нему.
Фамильный клинок. Меч, которым орудовал Кадм, когда был еще рабом. Был перекован и украшен, является символом рода и находится в собственности Никомеда, потому что тот - наследник. Освящен в храме Дракона.
Какое-то не очень большое количество золота.
Парочка книг про культуры и географию Сэтраномикона.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название:  26705db2ead8525d0be7ff276519354b.jpg
Просмотров: 39
Размер:	45.5 Кбайт
ID:	47691  
__________________
ToX вне форума
Ответить с цитированием