Форум HeroesWorld-а - Показать сообщение отдельно - Архивы Лоэлика
Показать сообщение отдельно
#210
Старый 25.01.2018, 10:41
  #210
^
Aoi Tori
 
Аватар для Aoi Tori
📖
Регистрация: 28.10.2007
Сообщения: 28088
Отправить сообщение для  Aoi Tori с помощью ICQ
Выставка наград
Регистрация: 28.10.2007
Сообщения: 28088
Отправить сообщение для  Aoi Tori с помощью ICQ
Выставка наград
По умолчанию
Re: Архивы Лоэлика

Лан, всё-таки хочется поиграть... Но уже другим персонажем. Из квент пока только Героиста читал, плюс не в курсе того,
что было в первый день/дни. А ещё я немного запутался с навыками и умениями, скорее всего из-за того что вообще не спал сегодня и вчера только 4 часа. Скорее всего мог или лишнего накинуть или наоборот недобрать, а может и чего перепутать.


Саюри
Сенейская Республика, представляя собой государство огромное, могущественное и богатое, ожидаемо открывала для человека в ней живущего мириады возможностей, не в последнюю очередь из-за свободы философских размышлений, разнообразия различных социальных и научных идей, а также относительного свободного образа жизни граждан республики, во всяком случае в сравнении с другими странами континента. Тех, кто прибыл в республику из других краев, как правило, ожидал один из двух вариантов того, какое же она произведет на него или неё впечатление — для одних эта страна заслуженно казалась краем возможностей, богатств и свободной мысли, тогда как для других государством бездуховных, материалистических и эгоцентричных варваров, лишенных какого либо понятия о вещах более значимых и важных, чем радости плоти. То, в каких условиях выросла Саюри во многом было противоположностью того, что она застала во время своего первого визита в Сенейскую Республику. Её наставник, опытный и мудрый воин, развивал в ней духовный баланс, приучал к душевному равновесию, говорил о важности чистоты сердца и значимости воинской чести. Результатом этих наставлений в молодой воительнице стали холодный рассудок, добропорядочность и, разумеется, преданность родине и традициям своего народа. Тем не менее, что-то в образовательной методике наставника оказалось не так, а может дефект оказался в самой девушке, так как устоять перед пагубным влиянием республики и сохранить чистоту души ей в результате этого путешествия не удалось. Отправиться сюда она захотела по простой, вполне объяснимой и в какой-то мере достойной целью — ей хотелось посмотреть на самую крупную страну континента, узнать что она из себя представляла, какие в ней жили люди, как они жили и чем занимались. В те годы она искренне верила, что это путешествие позволит ей расширить кругозор своих знаний, лучше понять как устроен мир, где на политической арене стоит Хаин, а кроме того, если ей повезет, откроет возможности для неё как-либо помочь своим землякам, будь то полезная информация полученная в результате этих наблюдение или же секретная информация. Жизнь, однако, уготовила несколько иную судьбу для неподготовленной девушки семнадцати лет.
Как и для многочисленных пришельцев до неё, первое впечатление произведенное республикой на Саюри было преимущественно негативным. В отличии от Хаина, где все люди трудились на благо страны, чтили предков и жили согласно древним традициям, жители Сенейской Республики жили своими жизнями, преследовали личные интересы, следовали разным верованиям либо же не были религиозны вовсе. Ей казалось, что каждый человек этой страны ставил на первое место в жизни самого себя и, вероятно, так оно и было. Даже доблестные, на словах, воины этой страны производили на неё похожее впечатление. Популярные среди населения товары, их методы времяпрепровождения, жизненные приоритеты и философские размышления, всё это было очень далеко от неё и казалось ей варварским. Несмотря на это, она продолжила свое знакомство с этой страной и на сей раз толчком для этого послужило, главным образом, любопытство, а не благие, хотя и наивные, намерения.

***

На трибунах большой арены, как и всегда в это время дня, пребывало великое множество зрителей, в сердце каждого из них играл адреналин перемешанный с азартом, разум желал крови, руки не останавливались и продолжали жестикулировать, рты не замолкали. Двое воинов находившихся в центре этого внимания, однако, не придавали им никакого значения — в настоящий момент для них не существовало ничего, кроме оружия противника и его наполненных охотничьим инстинктом глаз. Изящная фигура молодой и красивой хаинской девушки грациозно танцевала вокруг здоровенного тела закованного в сталь тролля. Вооруженный двуручным топором и защищенный тяжелым доспехом тролль, помимо всего прочего, был весьма ловок, во всяком случае для существа таких габаритов. Подобная комбинация показывала себя очень эффективной и в особенности это касалось сегодняшнего поединка — тогда как сам он был превосходно защищен и не подавал признаков бреши в своей обороне, ему самому было достаточно нанести всего один меткий удар для того, чтобы превратить тело своей соперницы в кровавое месиво.
Когда тролль занес топор над своей головой для очередного удара, Саюри ловко проскочила под его ногами и, когда тот развернулся, мгновенно вознила острие своего меча точнехонько в прорезь для глаз в шлеме тролля.
— Баарргх! — Здоровяк завопил от адской боли и резко отскочил назад, да с такой силой, что Саюри не сумела удержать в руках рукоять своего меча. В иной ситуации это бы гарантировало ей неизбежное поражение, но ей повезло — тролль не был в состоянии продолжать бой. В этом поединке он избежал смерти, но глаза всё-таки лишился, это заставит его помнить о сегодняшнем дне на протяжении всей его жизни. Боги знают, у гладиаторов она не долгая.
Саюри покинула место боя под аплодисменты публики.
Могла ли она всего два года назад подумать о том, что будет зарабатывать на жизнь применяя свое боевое мастерство на потеху публике? Догадывалась ли она, что дар, переданный ей наставников будет осквернен таким образом? Очевидно, что нет. Жизнь в этой стране изменила её отношение к жизни и многие её взгляды. Хотя воительница и по сей день питала теплую любовь к родине и временами испытывала угрызения совести по этому поводу, она не хотела возвращаться к своей прежней жизни. Здесь у неё было больше возможностей и жизнь казалась веселее и разнообразнее, чем дома.

***

Каждый день я думаю о твоем прекрасном лице.
О твоих роскошных, словно шелк, волосах.
О бархатной и нежной как лунный свет коже.
О грустных, но решительных глазах.
Об израненных, но красивых руках.
О стройных, но сильных ногах.
Когда мне становится тяжело, я думаю о тебе и мне становится легче.
Благодаря тебе, лишенная смысла жизнь обретает смысл.

Когда Саюри прочитала это коротенькое письмо от неизвестного отправителя, ей стало немножко не по себе. Смешно и нелепо, но и в то же самое время несколько жутко. Что могло быть в голове у того, кто это написал и отправил? Страшно было подумать. В письме, помимо прочего, прилагался адрес отправителя с предложением о встрече. Разумеется, хаинка отказалась и не стала отправлять какой-либо ответ хотя, возможно, более правильным решением в подобной ситуации было бы выследить отправителя и узнать о ситуации более подробно — вдруг это был кто-то со злым умыслом и в последствии ещё проявит себя? Конечно, могло сложиться и так, что это был чей-то розыгрыш.

***

Восторженные, жадные и иногда возбужденные глаза посетителей таверны были прикованы к прекрасной сенейской женщине, танцевавшей в центре зала. У неё была безупречная, светлая кожа и рыжие волосы, красивое лицо и чарующие глаза-изумруды. Одежда на ней была весьма скудна, но вряд ли это было случайностью.
— Оле, оле, ах-а! — Её исполненный сладострастия танец и завораживающая мимика не оставляли равнодушным никого. Многие из наблюдавших за её представлением бросали танцовщице деньги, а другие поневоле начинали двигаться под ритм музыки здешних музыкантов, не в силах устоять перед настолько сильными энергетикой и обаянием.
Когда же музыка наконец остановилась, исполнительница грациозно отклонила несколько приглашений провести время вместе самых смелых её поклонников и присела за один из столиков.
— Ну как? — Отдышавшись, Алтая заказала бокал дорогого сенейского вина и заговорила со своей соседкой по столику.
— Превосходно, как и всегда. — Саюри, как и ожидалось, положительно оценила выступление знакомой. — Никогда не перестану удивляться тому, насколько сильное впечатление музыка и танцы производят на публику. Не то, что я не могу их понять... Но не тяжело и не опасно ли это, пользоваться такой популярностью?
— Ха-ха… Мужчины хотят либо быть со мной, либо чтобы со мной никого не было, а женщины... Либо хотят убить меня, либо быть мной…
— ...
— Только не подумай, К тебе это не относится… — Алтая очаровательно улыбнулась и отпила из только что принесенного бокала. — К слову, я бы могла обучить тебя своему ремеслу. Поверь, ты бы смотрелась великолепно… Но не так ярко как я, разумеется.
— Я танцую со смертью, со сталью в руках и сердце. Пускай и для чужого развлечения, это всё-равно не для меня.
— Напротив! Любой опыт работы телом будет полезен, главное начать, а там уже всё как по маслу пойдет, главное не терять интерес и любить свое дело.
— В этом как раз всё и дело. Тебе как исполнителю этого, возможно, не видно, однако главным в этой профессии является вовсе не атлетические навыки и способности, а естественность и желание, а может быть умение, взаимодействовать со зрителем.
— Да, я понимаю о чем ты. Мне нравится, когда люди смотрят на меня и восторгаются.
— Именно, тебе нравится приносить удовольствие зрителю и при этом ты получаешь удовольствие от процесса. Всё дело в том, как ты смотришь на них, как очаровываешь движениями и убиваешь глазами.
— Ты думаешь, что не способна на это?
— Нет. Насколько я это вижу, мне безразлично, что думают окружающие и, как правило, я не испытываю никакого желания с ними взаимодействовать.
— Вот оно как… Ну, я не настаиваю, но если вдруг передумаешь, напомни мне об этом.
Саюри кивнула.
Пока двое разговаривали и не торопясь заливали в себя алкоголь, к ним подсел крепкий на вид мужчина и гласно представился капитаном стражи, Ардесом Салирьери.
— О, капитан, я рада что вы почтили меня своим вниманием, однако я сегодня не…
— Прошу прощения, но я не к вам, леди?..
— Алтая! — Танцовщица заметно удивилась и возмутилась словами капитана, глазами выдав свое разочарование и раздражение. — Похоже что и у тебя хватает своих поклонников, хаа...
— Чем я могу быть полезна, капитан? — Саюри не ожидала услышать ничего интересного из уст сенейца, вероятные причины его обращения к ней быстро выстроились у неё в голове и один из вариантов оказался правильным: капитан, насмотревшийся гладиаторских поединков на арене, решил пригласить её на службу. Хаинка отказалась.
— Позвольте узнать, почему так? Вы бы могли рассчитывать на хорошие условия и достойную оплату, не говоря уже о том, что занимались бы добродетельным и необходимым для общества делом.
— Мне это неинтересно.
Подобная работа действительно казалась Саюри скучной и очень утомительной, но помимо этого ей не хотелось становиться частью этого огромного механизма и подстраиваться под иерархию государственной организации, где ей бы пришлось подчиняться вышестоящим по званию офицерам. К тому же, она уже однажды предала ожидания своей родины и усугублять свой проступок ещё сильнее не хотела.

***

После очередного поединка на арене Саюри направилась прямиком домой, сегодня она чувствовала себя особенно усталой и хотела завалиться в постель как можно скорее. К её неудаче, день предстоял ещё очень долгим.
Спустя несколько минут после того, как она покинула пределы арены, перед ней объявилось несколько незнакомых ей человек — несколько охранников и, очевидно, их наниматель, отличавшийся от остальных богатыми одеждами и деловым выражением лица. В его руках виднелся огромный букет невиданных ранее гладиаторшей цветов. Саюри вопросительно уставилась на молодого мужчину.
— Ах, МОЯ дорогая Черная Молния! — “Черная Молния” было один из многочисленных прозвищ Саюри на гладиаторских поединках, поэтому становилось очевидным, что это, вероятно, был какой-то особо увлеченный её скромной персоной фанат. — Вблизи ты ещё прекраснее, чем с трибун!
— Э-э-э, спасибо?..
— Знай же, что сегодня я, Агни Гестальтд, новый человек, не такой как прежде! Лучшая версия.
— Я рада за вас.
— Постой! — Заметив, что Саюри продолжила свой путь, Агни подскочил к ней и попытался взять за руку, но та вовремя среагировала и избежала этого. — Куда же ты?
— Прошу прощения, мы знакомы? У вас ко мне какое-то дело?
— Ах, как же ненадежна человеческая память. Кхм, я представился два года назад, тогда же и назначил встречу на которую ты, увы, не явилась.
Саюри быстро прокрутила в голове события случившиеся приблизительно в это время и оперативно нашла ответ, — речь о письме?
— Верно! Я очень признателен тому, что ты всё-таки помнишь об этом, но и в то же время не могу винить тебя за то, что ты проигнорировала меня в тот раз…
— “Чёрт”, — подумала Саюри, — “надо было не говорить об этом”.
— Тогда я был никем, зависел от денег своих влиятельных родителей и мало что представлял из себя и был весьма жалким человеком, но теперь всё иначе. Я очень усердно трудился ради этого дня, многому научился, набрался уверенности и стал богат!
— Господин Гестальтд, как я уже сказала, я очень рада за вас. Я вас поздравляю и желаю всего наилучшего, но мне бы хотелось вернуться к своим делам, хорошо?
— Что? Нет! Сегодняшний день только начался, мы…
Саюри проигнорировала слова нового знакомого и зашагала в сторону дома, попутно растолкав охранников чудака.
К сожалению, это его не остановило. Агни Гестальтд продолжил ходить за ней по пятам и рассказывать не очень увлекательные истории о себе и своем восхищении ею. Это продолжилось даже после того, как она вернулась домой — богач стоял под окном её скромного жилища и признавался в своих любовных чувствах к ней. Наконец, когда терпение Саюри подошло к концу, девушка выскочила из дома и, выругавшись, потребовала от преследователя немедленно свалить восвояси или хотя бы замолкнуть.
Агни Гестальтд был шокирован и никак не мог понять, что происходит.
— Н-но почему? Я думал, что мы связаны судьбой… Я… Я только ради этого так трудился, я думал… Я был уверен… Я…
— Ты много чего думал и много старался, это я поняла, но ради всего святого, я вижу тебя первый раз в жизни, да и ты со мной не знаком. Насколько нужно быть инфантильным и эгоцентричным, чтобы… А-а-а, я даже не могу описать этот абсурд словами.
— К-ка…
— Будьте так добры, не докучайте мне.
Агни Гестальтд с разбитым сердцем опустил голову и замолк.
— Прощайте.

***

Хотя Саюри и отказала эксцентричному поклоннику в его странной и в чем-то очень наивной любви, её первое и несколько запоздалое по меркам многих культур континента, время сладкого романа было только лишь впереди. Её возлюбленным стал молодой повар из маленького ресторана, клиентами которого приходились преимущественно простые республиканские работяги. Сама же она любила покушать здесь потому как вкус здешней лапши напоминал ей о доме и прошлой жизни.
Нисан Эльпорт не имел никаких боевых навыков и не отличался физической силой, но был очень умен и нежен — не один раз кулинар заставлял лицо отважной и сильной воительницы покрыться румянцем. С ним было приятно общаться и интересно проводить время, он всегда находил чем занять их обоих. Кроме этого, он также был очень красив — высок ростом, строен но не лишен заметной мышечной массы, имел прямые золотистые волосы, тонкие брови и серые как зимнее небо глаза.
В это время Саюри решает завершить свою гладиаторскую карьеру и помогает Нисану в ресторане, устроившись там же на работу и впоследствии научившись неплохо готовить. Заработок был здесь существенно ниже, но уйти с прошлого “места работы” ей хотелось уже давно, регулярные переломы и синяки успели ей надоесть, да и поединки уже не приносили былого удовольствия. Первый год совместной жизни с Нисаном Эльпортом можно было назвать золотым, поскольку они провели его в радости и без склок. Счастье, однако, не оказалось вечным.
Что же могло разрушить сложившуюся идиллию? Может быть, большие долги которые пара была не в состоянии выплатить? А может, нападение бандитов с неблагоприятным исходом для них? Совершенная одним из них измена? Смерть Нисана? Нет, всё оказалось намного проще и в чем-то даже страшнее. Между малооплачиваемой работой и домашними обязанностями, эти отношения стали казаться Саюри очень сырыми — стадия пламенной любви осталась в прошлом и сейчас приходилось сталкиваться с объективными фактами: Саюри было скучно и отсутствие денег в этом не помогало. В конце концов, она и Нисан расстались. Напоследок парень сказал, что всегда будет ей рад, хотя она понимала, что уже никогда не вернется.

***

Следующие несколько месяцев Саюри занималась различной, доступной для неё работой — той, которую можно было получить без специального образования и предыдущего опыта. То есть, не очень хорошо оплачиваемой. Желание попробовать те или иные вещи, перестать экономить и тратить драгоценное время её жизни заставляли задуматься о возвращении к гладиаторской деятельности либо о рассмотрении других, более опасных, вариантах работы, но она так и не успела решиться на это. Вместо этого на горизонте появился неожиданный и несколько дикий вариант — участие в гладиаторских боях не оставили её тело без следа и сейчас многие участки её кожи были изуродованы шрамами полученными в дуэлях, однако она всё ещё была хороша собой и приглянулась богатому землевладельцу, который захотел сделать её своей женой — в чем-то он напоминал Агни Гестальтда, но не был настолько наивен. Или молод.
После продолжительного времени потраченного на раздумья, Хаинка решила попробовать этот вариант и согласилась. Возможно, это было не очень достойно, но к настоящему времени она уже не знала, чего ей хотелось от жизни. Точно не тупиковой работы и нищеты.
Саюри хватило на три месяца — в первые недели жизни в богатом поместье ей нравилось жить с излишком, носить дорогие платья и украшения, получать дорогие подарки и ничего не делать, но со временем ей надоело и это. Собравшись с мыслями, она сообщила землевладельцу о своем решении и покинула поместье, забрав с собой только лишь свои личные вещи.
Через неделю после этого Саюри подверглась неожиданному нападению посреди ночи во время пребывания в одной из региональных гостиниц, в результате чего лишилась левого глаза. Ей удалось выбраться оттуда в живых, но помимо тяжелой раны она лишилась всего, кроме верного меча.
Зализав раны в соседней деревне, она начала поиски нападавших. Как выяснилось позднее, они действовали по приказу её бывшего супруга. Богач не постеснялся задействовать бандитов для того, чтобы “проучить” беглянку нанесшую ему “непоправимый репутационный урон”. И иной ситуации она бы забыла об этом и молча ушла, но рана в левой стороне лица не позволяла ей оставить это просто так: как и тролль побежденный ею несколько лет назад на арене, она об этом не забудет никогда.
Подготовив план ночной атаки, Саюри воспользовалась своими знаниями интерьера поместья и интервалами обхода охраны для того, чтобы пробраться в здание, а после и в спальню землевладельца незамеченной, что ей и удалось сделать.
— И-и-и! — Землевладелец проснулся от неожиданного прикосновения острой стали к его толстой шее.
— Знаешь, когда ты так визжишь, ты похож на свинью.
— Ч-чт… — Отдышавшись, богатей попытался заговорить спокойно. — Что ты себе позволяешь, дрянь? Ты хоть знаешь, что тебя ждет?
— Скажи мне только одно, — Саюри не стала играться с лезвием и вновь его пугать, вместо этого сразу перейдя к делу, — зачем ты отправил за мной людей?
— Ха, ты ещё спрашиваешь, неблагодарная сука? Я тебе всё дал, всё о чем ты даже не могла и мечтать! И как ты мне отплатила, а?!
— Я не понимаю, честно, — хаинка тяжело вздохнула, — у каждого из нас своя воля и каждый в меру своей ответственности, ума и взглядов принимает те или иные решения. Я тебя ничего не лишила и ничего у тебя не забрала, просто оказалось, что нам с тобой не по пути. Что заставляет тебя думать, что ты имеешь моральное право меня как либо наказывать за это?
— Тупица! Очевидно, что наши жизни имеют разный вес и их сравнивать некорректно, но конечно тебе этого никогда не понять. Тот позор, который ты принесла мне не отмыть и десятком твоих жизней!!!
— Вот оно как… — Помимо всего прочего, для дополнительного психологического давления у Саюри в планах было показать бывшему супругу то, что произошло с её глазом из-за его приказа, но она передумала — это не имело смысла. — Прощай.
Резким движением руки, Саюри лишила богача головы. Смерть была мгновенной и безболезненной — возможно, большим чем то, чего он заслуживал.

***

После той ночи Саюри продолжила странствовать по миру как и много лет назад, когда она покинула родной дом. И вот когда хаинка наконец вышла за границы республики, она вдруг почувствовала внутри себя пустоту — когда она впервые прибыла сюда, перед ней открылись мириады возможностей, но теперь она была сломана и не знала, что делать со своей жизнью, мало что приносило ей удовлетворение. “Возможно, покидать Хаин было ошибкой” — так она временами думала, но всегда отгоняла эти мысли прочь, ведь сейчас это уже не имело значения.
В эти дни она занималась любой работой,которая находилась в пределах её компетентности, не была рутиной и не была грязной — пачкать руки о жизни невинных, например, она не желала. Сегодняшним нанимателем был странствующий колдун. Чем именно он занимался и какое направление в магии преследовал Саюри не знала, но поверила ему на слово, смысла ложно представляться магом перед случайным встречным она не видела. Да и в любом случае, это значения не имело.
— Золотой талисман с сапфиром в форме треугольника, верно? — Заказчик хотел, чтобы Саюри заполучила в свои руки некий талисман, находившийся в распоряжении местного торговца. Этот предмет, в отличии от регулярных товаров, являлся личной собственностью торгаша и продаже не подлежал.
— Да, всё правильно. Именно так, не перепутай, или я не заплачу.
— Есть ли какие-нибудь предпочтения о методах его получения?
— Мне всё-равно. Можешь включить дипломатию и попытаться выкупить его, денег я тебе дам в случае чего, можешь прокрасться как кошка и выкрасть, а можешь перерубить всю охрану вместе с хозяином, такой вариант тоже благовидный.
Саюри, разумеется, при наличии такой возможности, хотела выполнить свою работу легально и по-честному, а потому предпочла поговорить с торговцем — вероятность убедить его продать то, чего он продавать не намеревался была не очень высока, но всё же присутствовала. Вполне возможно, что ему просто не понравился колдун, как знать?
Представившись торговцу, Саюри объяснила, что наслышана о специфическом талисмане в его личной коллекции и желает этот предмет приобрести.
— Не продаётся. — Резко и четко ответил купец. — Ммм, неужели этот колдун меня за полного идиота держит? Сначала сам приходит, а потом другого человека подсылает. Я думал, чародеи умные, но что-то непохоже.
— Прошу прощения, никто не сомневался в величине вашего интеллекта. Тем не менее, я должна спросить — неужели нельзя ничего сделать?
— С чем?
— С талисманом.
— Я же говорю, не продается. — Вне зависимости от причины привязанности торгаша к этому специфическому талисману, было очевидно что расставаться с ним он не торопился. — Но знаешь…Возможно, есть другой вариант.
— Позвольте узнать, каков же он?
— Например, ты бы могла помочь мне расслабиться и я соглашусь продать талисман. Разумеется, стоимость от этого не увеличится, но…
— О какой сумме речь?
— Ну, хмхм… 40000 сен?
— В таком случае, мне бы хотелось узнать о подробностях вашего запроса.
Когда торговец сообщил детали того, с чем ему была нужна “помощь”, Саюри выругалась в голове, но, впрочем, он не сказал ей ничего из того, что она не могла ожидать в такой ситуации.
— Я хочу уточнить. Если этот запрос будет удовлетворен, вы продаете талисман за 40000 сен?
— Да, да. По рукам!
— В таком случае, хорошо. — Этот вариант её не радовал, но он казался лучше, чем безжалостно забить торговца и его охрану мечом как скот, а в своих навыках скрытности она уверена не было. Можно было, конечно, отказаться от этой работы вовсе, но финансы грозили истощиться со дня на день, а платили за эту работу хорошо.
— Серьезно?! Хехе.
Купец выгнал охранников прочь, после чего Саюри опустилась на колени рядом с ним. После непродолжительной подготовки, она принялась с энтузиазмом обслуживать торговца — дело было не самым приятным, но уговор есть уговор.
Ближе к концу процесса, купец схватил её за голову обеими руками и прижал к себе, выпустив всё что у него было мгновением спустя. Хаинке это очень не понравилось, но уже было поздно по этому поводу что-то говорить или возражать, откашлявшись и поймав дыхание, она напомнила торговцу об их уговоре.
— Какой ещё уговор? Ты чего, совсем что ли.
— Пожалуйста, — Саюри вдруг почувствовала усталость, взаимодействие с другими людьми с каждым годом всё больше её вытягивало из неё силы, — давайте без этих игр.
— Нет никакого уговора и всё тут. Неужели непонятно, что мне просто захотелось расслабиться, а тут ты подвернулась, послушно согласившаяся! И смех и грех, честное слово.
— Вот оно как.
Поскольку меч Саюри был изъят охраной на время их встречи, Саюри пришлось импровизировать — она напрыгнула на торговца, повалила на землю его своим весом и начала душить. Как у опытного воина, руки у неё были сильными, а потому делать это ей удавалось очень эффективно — жертва противопоставить какое-либо сопротивление не смогла и вскоре скончалась. Обнаружив в результате непродолжительных поисков злосчастный талисман, Саюри направилась к выходу, где столкнулась с несколькими охранниками, которых тоже пришлось ликвидировать.
После этого она в спешке удалилась с места приступления, привела себя в порядок, посетила колдуна, получила вознаграждение и покинула город. В этот день она в последний раз поддалась своей честности и наивности. Люди, или большая его часть — тупой скот, к такому выводу она тогда пришла и всё новые её встречи с только лишь подтверждали это. Она никогда не могла понять, что вообще заставляет людей думать, что они могут кого-то обмануть или унизить? При этом, даже не со стороны боязни возмездия, а в принципе — насколько было нужно быть незрелыми в развитии недолюдьми? Ей вспомнилось замершее в гримасе ужаса лицо убитого торгаша — неужели это было то, к чему он шел всю свою жизнь? Она прополощет рот и забудет о случившемся, а торговец уже никогда не встретит рассвет. Стоила ли эта маленькая ложь этого?
Вместе с этим поднимался и другой вопрос — было ли её строгое воспитание на родине благом или же злом? Его отголоски сказывались на её поступках даже по сей день.

***

Четыре года спустя.
Старая повозка набитая сеном медленно двигалась по каменистой дороге, вел её некий старик.
— Так, значит, в Тсондох Сизеб путь держишь?
— Ага.
— А откуда?
— Я не хочу думать о прошлом. Или будущем.

Происхождение
Люди Хаина: +100 к ментальной стойкости; +1 очко умений.

Характеристики
Сила: 25
Ловкость: 50
Восприятие: 10
Выносливость: 25
Интеллект: 20
Воля: 10

Навыки и умения

Гладиатор
+60% к здоровью, силе воли, инициативе и точности в бою один на один
+10 к привлекательности
+10% к наградам

✧ Эксперт ✧
Доступ к боевым навыкам всех народов (Воин Хаина), если интеллект выше 20; 4 очка умений для них (х2)

Воин Хаина
Персонаж способен наносить урон ментальным сущностям
Ментальная стойкость увеличена в 2 раза

✧ Ронин ✧
Бесплатный навык и три умения Двуручного оружия; +50% к точности; +5 к здоровью за каждую единицу воли; +1 к силе воли за каждую единицу выносливости (х2)
✧ Ясный ум ✧
В бою персонажа невозможно напугать, оглушить и подчинить (х2)

Двуручное оружие
Умелое владение: +2 к урону за каждую единицу силы.
Меткость: +0.4 к точности за каждую единицу силы
Широкий удар: наносит урон всем противникам, стоящим перед персонажем на расстоянии 1-2 клеток (перезарядка: 3 хода)
Дополнительная атака (х2)
Убийца
Нападение на ничего не подозревающего персонажа, не прошедшего проверку, (ловкость против восприятия и ловкости) убивает его.
Инвентарь
Катана
Каса
Деньги
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название:  s.jpg
Просмотров: 54
Размер:	159.2 Кбайт
ID:	53235  
Aoi Tori вне форума
Ответить с цитированием